WWW.LI.I-DOCX.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Различные ресурсы
 

«ЭТНОКУЛЬТУРНЫЕ АНТРОПОНИМИЧЕСКИЕ ОБРАЗЫ В СЕМАНТИЧЕСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ НЕМЕЦКОГО ЯЗЫКА ...»

На правах рукописи

ХАЛИКОВА Мария Вячеславовна

ЭТНОКУЛЬТУРНЫЕ АНТРОПОНИМИЧЕСКИЕ ОБРАЗЫ

В СЕМАНТИЧЕСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ

НЕМЕЦКОГО ЯЗЫКА

Специальность: 10.02.04 – германские языки

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Тамбов 2013

Работа выполнена в ФГБОУ ВПО «Тамбовский государственный университет имени Г.Р. Державина»

Научный руководитель – доктор филологических наук, профессор

Ушкова Надежда Васильевна

Официальные оппоненты

Трофимова Нэлла Аркадьевна

доктор филологических наук, доцент, профессор кафедры иностранных языков Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики», г. Санкт-Петербург

Теплякова Елена Константиновна

кандидат филологических наук, доцент, доцент кафедры иностранных языков ФГБОУ ВПО «Тамбовский государственный технический университет»

Ведущая организация – ГБОУ ВПО г. Москвы «Московский городской педагогический университет»

Защита состоится «15» ноября 2013 г. в 12.30 часов на заседании диссертационного совета Д 212.261.04 при Тамбовском государственном университете имени Г.Р. Державина по адресу: 392000, г. Тамбов, ул. Советская, 181 И, учебный корпус № 5, зал заседаний диссертационных советов.



С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Тамбовского государственного университета имени Г.Р. Державина.

Автореферат размещен на сайте Министерства образования и науки РФ: http://vak.ed.gov.ru.

Автореферат разослан «____» октября 2013 года.

Учёный секретарь

диссертационного совета И.Ю. Безукладова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Реферируемое диссертационное исследование посвящено изучению этнокультурных антропонимических образов в семантическом пространстве немецкого языка. Языковыми репрезентантами данного типа концептов являются ономастические единицы, а именно антропонимы, различные аспекты исследования которых были и остаются актуальными в отечественном и зарубежном языкознании.

Фундаментальные основы ономастики разрабатывались в трудах А.В. Суперанской, В.Д. Бондалетова, О. Есперсена, Е. Куриловича, М.И. Стеблина-Каменского, F. Debus и других. Проблемам исследования таких единиц ономастической лексики, как индивидуальные и коллективные имена собственные или антропонимы, посвящены работы В.А. Никонова, Р.С. Гиляревского, С.Б. Старостина, Л. Сальмон, Т.А. Бурковой, В.М. Калинкина, А.Н. Антышева, A. Bach, G. Bauer, M. Gottschald и других, в которых исследуются вопросы этимологии, морфологии и классификации индивидуальных и коллективных имен (фамилий) на материале различных языков, а также особенности функционирования антропонимов в тексте.

Значимыми для развития ономастики являются исследования, рассматривающие индивидуальные и личные имена собственные как единицы, свидетельствующие о социальных, исторических и культурных фактах (Т.В. Топорова, Б.С. Шварцкопф, Р.А. Комарова, Н.В. Васильева, М.Э. Рут, О.И. Быкова, А.С. Щербак, Н.В. Ушкова, С.И. Гарагуля, Л.И. Зубкова, Г.Р. Галиулина, Л.Н. Гусарова, Th. Brechenmacher, F. Debus, R. Kohlheim, V. Kohlheim и другие).





Вышеизложенное служит отправным пунктом для избрания предмета настоящего диссертационного исследования, которым является концептуальное содержание этнокультурных антропонимических образов, включающее в себя наглядные представления о людях и человекоподобных существах, отраженные в немецкой лингвокультуре.

В качестве объекта выступают антропонимы немецкого языка, индивидуальные или коллективные имена собственные, репрезентирующие этнокультурные антропонимические образы.

Выбор предмета исследования определяет его актуальность, поскольку обращение к изучению этнокультурных антропонимических образов как значимому фрагменту немецкой национальной картины мира представляет значительный интерес для приоритетных направлений современной лингвистики, уделяющих особое внимание лингвокультурологической интерпретации ономастических концептов с опорой на методы когнитивной лингвистики.

Актуальность данного исследования, осуществляемого в русле линг-вокультурологического и лингвокогнитивного подходов, обусловлена также тем, что предпринятое в нем рассмотрение механизмов этнокультурной концептуализации в сфере немецкого антропонимикона необходимо для разработки стратегий успешной лингвокоммуникации в межкультурном общении.

Научная новизна исследования определяется тем, что этнокультурные антропонимические образы, представленные в семантическом пространстве современного немецкого языка, до сих пор не становились предметом специального изучения как актуальные концепты немецкой картины мира, служащие источником этнокультурной концептуализации. В данной работе впервые дается определение этнокультурных антропонимических образов как особого типа лингвоконцептов, выявляются их структурные и содержательные особенности, осуществляется их классификация, прослеживаются механизмы вторичной концептуализации.

В основе настоящего диссертационного исследования лежит идея о том, что этнокультурные антропонимические образы, обладая ярко выраженным многослойным культуроспецифическим содержанием, служат продуктивной основой для вторичной концептуализации и семантической производности в силу богатого деривационного потенциала, который обеспечивает регулярную воспроизводимость соответствующих этномаркированных концептуальных признаков в семантическом пространстве немецкого языка. При этом концептуальное содержание этнокультурных антропонимических образов непосредственно обусловливает когнитивные и языковые процессы формирования вторичных явлений в немецком языке, выступая в качестве интерпретационной базы познания мира через призму этнокультуры. Данное утверждение является гипотезой предлагаемой научной работы.

Цель настоящего диссертационного исследования заключается в описании механизмов и способов репрезентации этнокультурных антропонимических образов в семантическом пространстве немецкого языка.

Достижение поставленной цели требует решения следующих задач:

1) изучить проблемы исследования ономастических единиц как средства языковой репрезентации этнокультурных антропонимических образов и сформулировать определение этнокультурного антропонимического образа как основного понятия данной работы;

2) выявить структурно-семантические особенности языковых единиц, служащих средством репрезентации этнокультурных антропонимических образов;

3) рассмотреть когнитивные и языковые механизмы репрезентации этнокультурных антропонимических образов в семантическом пространстве немецкого языка;

4) проанализировать содержание и структуру этнокультурных антропонимических образов как основу вторичной концептуализации посредством ономастических единиц немецкого языка;

5) проследить особенности процесса вторичной репрезентации этнокультурных антропонимических образов в немецком языке;

6) осуществить классификацию этнокультурных антропонимических образов посредством фреймового анализа с привлечением лингвокультурологической интерпретации;

7) в рамках разрабатываемой типологии описать этнокультурные антропонимические образы как лингвокультурологический феномен.

Теоретической базой исследования послужили основные положения когнитивной лингвистики (Е.С. Кубрякова, А.П. Бабушкин, Н.Н. Болдырев, В.З. Демьянков, Дж. Лакофф, Р. Лэнекер и другие), лигвокультурологии (Ю.С. Степанов, В.И. Карасик, В.А. Маслова, Г.Г. Слышкин и другие); концепции, разрабатываемые в теории имени собственного (А.В. Суперанская, В.Д. Бондалетов, О. Есперсен, F. Debus и другие), в теории концептуальной интеграции (G. Fauconnier, M. Turner, Е.В. Рахилина, Е.Г. Беляевская, О.К. Ирисханова и другие), в теории концептуального анализа (Е.С. Кубрякова, Н.Н. Болдырев и другие).

Для достижения поставленной в работе цели использовались лингвистические методы, обусловленные особенностями исследуемого объекта: методы лексикографического, компонентного, контекстуального анализа, концептуального анализа; метод фреймового моделирования, а также метод лингвокультурологической интерпретации. Наряду с этим применяются также общенаучные методы наблюдения, сопоставления, обобщения, описания, количественного анализа.

Фактический материал исследования включает в себя 3124 языковые единицы, содержащие в своем составе личные и коллективные имена людей и репрезентирующие этнокультурные антропонимические образы в немецком языке. Картотека языковых примеров была сформирована посредством метода сплошной выборки из разнообразных источников немецкого языка: толковых словарей, энциклопедических и публицистических изданий, а также художественной литературы. В ходе исследования также учитывались данные, полученные посредством опроса информантов, носителей немецкого языка.

В ходе исследования были получены результаты, позволяющие сформулировать положения, выносимые на защиту, суть которых состоит в следующем:

1) этнокультурные антропонимические образы представляют собой концепты, содержание которых включает признаки, формирующиеся на основе наглядного обобщения информации о людях или человекоподобных существах, являющихся единственными в своем роде, поскольку они были сформированы в рамках немецкой национальной культуры, что обусловливает их этнокультурную маркированность;

2) обладая уникальностью и национальной неповторимостью, этнокультурные антропонимические образы являются концептами со сложной структурой, которая служит предпосылкой регулярной языковой репрезентации их содержания в национальной картине мира;

3) исследуемые этнокультурные антропонимические образы регулярно воспроизводятся в семантическом пространстве немецкого языка, подвергаясь вторичной концептуализации, и обладают востребованностью в процессе обмена концептами в немецкой лингвокультуре;

4) в процессе концептуальной интеграции этнокультурные антропонимические образы, репрезентируемые антропонимическими единицами, выступают в качестве источника для осмысления разнообразных сфер знания о мире, что обеспечивается действием языковых меха-низмов сравнения, словосложения, метафоры, метонимии, фразеологизации;

5) использование языковых средств, репрезентирующих этнокультурные антропонимические образы, обеспечивает фокусирование внимания на этнокультурно значимой информации, выступая в качестве эффективного способа познания и интерпретации современного мира в рамках немецкой лингвокультуры, о чем свидетельствует регуляр-ное обращение к данному типу концептов в процессе лингвокомму-никации;

6) выбор концептуального признака, который становится основой для вторичной концептуализации, осуществляется посредством когнитивных фильтров, которые обеспечивают блокирование нерелевантных признаков, тем самым способствуя актуализации наиболее значимой информации для данной ситуации межкультурной коммуникации.

Теоретическая значимость проведенного исследования состоит в том, что оно вносит вклад в теорию когнитивной семантики, поскольку в данной работе описывается проблема типологии концептов, а именно, классификация ономастических и антропонимических концептов.

Исследование механизмов вторичной репрезентации этнокультурных антропонимических образов в семантическом пространстве немецкого языка на основе теории концептуальной интеграции, а также применение понятия когнитивных фильтров позволяют осмыслить сущность процесса этнокультурной концептуализации.

Предлагаемый понятийный аппарат и методы описания предмета и объекта предпринимаемого диссертационного исследования могут служить базой для анализа других видов ономастических концептов.

Практическая значимость диссертации заключается в том, что результаты, полученные в ходе исследования, могут найти применение в научно-методических целях в сфере филологического образования, поскольку они могут быть использованы в преподавании лингвистических дисциплин: при разработке курсов лекций по лексикологии, стилистике, а также при подготовке спецкурсов по лингвокультурологии и когнитивной лингвистике.

Иллюстративный материал, приведенный в диссертации, может быть востребован в лексикографической практике, при составлении лингвострановедческих и лингвокультурологических словарей немецкого языка. Используемые в работе подходы к интерпретации языкового материала могут представлять практический интерес в качестве наглядного образца применения лингвистических методов при подготовке квалификационных работ по филологии.

Апробация работы. Основные положения диссертации нашли отражение в ряде докладов на следующих конференциях: «XIV Державинские чтения» (Тамбов 2009), «Научная и образовательная деятельность в рамках диалога культур „Россия – Германия“» (Тамбов 2009), Международная межвузовская научная конференция «Реальность, язык, сознание» (Тамбов 2009), Вторая Международная научная конференция «Культура в зеркале языка и литературы» (Тамбов 2010), Международный конгресс по когнитивной лингвистике (Тамбов 2012), Международная конференция «Фрагментация научных исследований: перспективы и проблемы» (Киев 2013). По теме исследования опубликовано 10 статей, в том числе 4 статьи в научных изданиях, рекомендованных ВАК РФ.

Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из Введения, двух Глав, Заключения, Списка использованной научной литературы, включающего 191 наименование, Списка использованных словарей и Списка источников фактического материала.

Во Введении дается общая характеристика работы, обосновывается выбор темы, определяется цель и в соответствии с ней – конкретные задачи исследования, раскрывается его актуальность, научная новизна, теоретическая и практическая значимость, приводятся положения, выносимые на защиту, излагается структура диссертации, даются сведения об апробации основных положений диссертации.

В Главе I «Теоретические основы исследования этнокультурных антропонимических образов в современном немецком языке» рассматриваются существующие подходы к изучению единиц ономастического пространства с позиций традиционной и антропологической лингвистики, дается толкование центральному понятию данной работы «этнокультурный антропонимический образ», намечаются теоретические и методологические основы исследования данного типа ономастических концептов.

В Главе II «Языковая репрезентация этнокультурных антропонимических образов в немецкой национальной картине мира» осуществляется классификация этнокультурных антропонимических образов посредством использования фреймового анализа, репрезентирующих исследуемые концепты, устанавливается связь между языковой номинацией и концептуальным содержанием этнокультурных антропонимических образов, приводится лингвокультурологическое описание первичной репрезентации и лингвокультурологическая интерпретация вторичной репрезентации этнокультурных антропонимических образов.

В Заключении в обобщенном виде излагаются результаты проведенного исследования.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Современные лингвистические исследования уделяют особое внимание изучению проблемы отражения культуры в языке. Среди прочих языковых единиц, хранящих коллективный опыт представителей той или иной этнической культуры, исследуются и имена собственные, или ономастические единицы, представляющие собой сложнейший языковой феномен, интерес к которому возник еще в эпоху Античности.

В настоящее время существуют различные подходы к изучению ономастических единиц, в рамках которых решается ряд актуальных для ономастических исследований проблем. Так, обращение к результатам исследования имен собственных в рамках структурно-функционального подхода позволило нам выявить особенности объекта данного исследования, которые заключаются в следующем: во-первых, языковые единицы, являющиеся объектом данного исследования, как и другие онимы, выполняют номинативную и идентифицирующую функцию и имеют слабую денотативную отнесенность, поэтому способны именовать любой феномен окружающей действительности; во-вторых, исследуемые языковые единицы номинируют реально существующего или вымышленного человека или человекоподобное существо, в зависимости от чего их можно разделить на две группы, первая из которых включает в себя собственно антропонимы, а вторая – мифонимы и мифоперсонимы.

Исследование онимов в русле антропоцентрической парадигмы акцентирует внимание ученых на содержании соответствующих единиц, под которым исследователи понимают не столько лексическое значение, сколько связь данного вида единиц с экстралингвистическими факторами: литературой и искусством; процессами, происходящими в общественной жизни. То есть ономастические единицы и, в том числе, антропонимы рассматриваются как культурно- и этномаркированные единицы.

Значительную актуальность приобретают ономастические исследования в лингвокультурологии, где онимы рассматриваются как языковые репрезентанты тех или иных культурных реалий. Содержанием некоторых ономастических, а именно антропонимических единиц, можно считать этнокультурные антропонимические образы, которые являются представлением об уникальном, то есть единственном в своем роде лице, а именно человеке или человекоподобном существе, имеют в своей структуре образную составляющую, под которой понимаются концептуальные признаки, сформировавшиеся на основе наглядного обобщения, и представляют собой этнокультурномаркированное знание, аккумулирующее информацию о национальной и этнокультурной специфике, отличающей один этнос от другого.

Примерами этнокультурных антропонимических образов могут являться образы литературных (Вертер, Фауст, Гретхен и другие), мифологических и сказочных героев (рейнская нимфа Лорелей, гном Румпельштилцхен, брат и сестра Гензель и Гретель и другие), политических и исторических деятелей, поэтов, писателей, композиторов, актеров (канцлер Германии Конрад Аденауер, реформатор католической церкви Мартин Лютер, писатели Иоганн Вольфганг фон Гёте и Фридрих Шиллер, композиторы Иоганн Себастьян Бах и Людвиг ван Бетховен, актриса Марлен Дитрих, телеведущий Томас Готтшальк и другие), обладающие энциклопедической известностью, то есть известные большинству носителей немецкой лингвокультуры.

Следует отметить, что в качестве материала исследования рассматривались единицы, репрезентирующие актуальные этнокультурные антропонимические образы. Критерием актуальности является востребованность антропонимических единиц, репрезентирующих данные образы в немецком языке как в первичной, так и во вторичной языковой репрезентации.

Исследование этнокультурных антропонимических образов в семантическом пространстве немецкого языка позволило прийти к выводам о том, что содержание данного типа концептов является основой для осмысления и переосмысления различных фактов окружающей действительности, то есть выступает в качестве базы для процессов вторичной концептуализации и языковой репрезентации. Данное утверждение можно продемонстрировать на примере образа Gretchen из произведения И.В. фон Гёте «Faust». Номинация упомянутого концепта является компонентом композита Gretchenfrage, который в авторитетных немецких толковых словарях имеет следующие описания: ‘Die Gretchenfrage gilt allgemein als eine peinliche, weil intime, aber gleichwohl bedeutsame Frage, deren ehrliche Beantwortung von entscheidender Bedeutung ist’ [Rrich. B I. 2003: 581]; ‘Frage nach der Religion, nach der politischen berzeugung; Gewissensfrage, entscheidende Frage’ [Wahrig 1994: 708]; ‘an jemanden gerichtete Frage, die eine heikle, oft auf das Gewissen bezogene Problematik anschneidet’ [Duden 1989: 632]; то есть номинация Gretchenfrage в понимании носителей немецкой культуры представляет собою важный вопрос, иногда касающийся политических или религиозных убеждений; значимый вопрос, вопрос совести, ответ на который имеет решающее значение, однако вызывающий ощущение неловкости.

В словарных толкованиях данного композита содержится также указание на этимологию данной языковой единицы: ‘[...] die Gewissensfrage stellen – wie Gretchen in Goethes «Faust»’ [Rrich. B I. 2003: 581]; ‘nach der von Gretchen an Faust gerichtete Frage «Nun sag, wie hast du’s mit der Religion»’ [Duden 1989: 632]; ‘nach der Frage Gretchens an Faust: «Wie hast du’s mit der Religion»’ [Wahrig 1994: 708], отсылающую нас к произведению И.В. фон Гёте «Faust», где одним из главных персонажей является Gretchen, возлюбленная Фауста, которая задает ему вопрос о его религиозных убеждениях, поскольку сама является искренне верующей и считает этот вопрос исключительно значимым для себя, который, однако, в европейском и немецком культурном пространстве не принято задавать. То есть этнокультурный антропонимический образ Gretchen в данном случае используется для концептуализации, осмысления концептуального пространства ‘Religion’.

В современном немецком языке композит Gretchenfrage используется не только в религиозном контексте, о чем свидетельствует следующий пример: «kologische Gretchenfrage im Supermarkt: Wie hast Du es mit dem Einpacken der Einkufe? rger gibt es jetzt mit «Biotten». Eine Umweltorganisation prft rechtliche Schritte. Rewe hat nach der Kritik nun den Verkauf der Tragetaschen vorerst eingestellt» [http://www.focus.de]. В данном случае речь идет об использовании упаковки для повседневных покупок, что является значимой экологической проблемой, то есть посредством этнокультурного антропонимического образа Gretchen происходит осмысление концептуального пространства ‘kologie’. В данном примере кроме употребления единицы Gretchenfrage к этнокультурному антропонимическому образу нас отсылает также и сама форма вопроса: «Wie hast Du es mit dem Einpacken der Einkufe?», в котором используется изначальная конструкция «Wie hast Du es mit...», представленная в вопросе, задаваемом Gretchen.

Таким образом, этнокультурный антропонимический образ, вербализованный в художественном произведении «Faust», переосмысливается и становится основой вторичной концептуализации. Иначе говоря, посредством данного образа сформирован новый смысл, средством репрезентации которого в современном немецком языке служит композит Gretchenfrage.

Наряду со вторичной концептуализацией в классе антропонимических единиц можно наблюдать процесс вторичной языковой репрезентации, под которым понимается актуализация объектов, явлений и процессов, а также их свойств в языке [Кубрякова, Демьянков 2007: 10] или представлении концептуального содержания, подвергшегося процессу переосмысления посредством вторичных языковых единиц [Бабина 2003: 4].

Иллюстрацией процесса вторичной языковой репрезентации может служить использование единицы Rumpelstilzchen, вербализующей в немецком языке этнокультурный антропонимический образ сказочного гнома, в следующем контексте: «Klaus-Michael Tank war gar nicht mehr zu beruhigen. Wie Rumpelstilzchen hpfte der Delegationsleiter und Arzt der deutschen Beachvolleyballer nach dem Ende des Viertelfinalspiels Klemperer/Koreng gegen die US-Weltmeister Philip Dalhausser und Todd Rogers hinter der Tribne herum. „So wird man beschissen“, rief der groe, krftige Mann und setzte seine Sonnenbrille vor Aufregung immer wieder auf und ab» [http://www.focus.de].

В данном примере мифоним Rumpelstilzchen употребляется говорящим для описания поведения человека, который демонстрирует беспокойство и выражение негативных эмоций по отношению к другим людям и, тем самым, уподобляется соответствующему сказочному герою.

Анализ фактического материала показывает, что вторичная репрезентация этнокультурных антропонимических образов в немецком языке происходит посредством следующих механизмов: сравнения, языковой метафоры, словосложения, метонимии и фразеологизации.

Сравнение как языковой механизм репрезентации этнокультурных антропонимических образов реализуется посредством использования антропонимических единиц в конструкциях соответствующего типа, например, «Ein schnes Gefhl: «Ich komme mir vor wie Aschenbrdel, die ein erstes Mal das Schloss betritt» [http://www.welt.de]. В предложенном отрывке содержатся два сравниваемых элемента, один из которых обозначен личным местоимением ich, другой вербализован мифоантропонимом Aschenbrdel (Золушка). Указание на то, что два вышеупомянутых элемента сравниваются, обеспечивается использованием соответствующего союза (wie). Кроме этого, придаточное предложение, следующее за единицей Aschenbrdel, «die ein erstes Mal das Schloss betritt» и словосочетание «Ein schnes Gefhl» являются основой для сравниваемых объектов. Тем самым становится понятно, что автор высказывания, пытаясь описать свои чувства, прибегает к сравнению с героиней немецкой сказки, которая, попав в первый раз во дворец, испытывала те же самые чувства, что и автор высказывания.

Далее продемонстрируем функционирование механизма словосложения на следующем примере: «Die Heinzelmnnchen-Taktik. Jede gelernte Ehefrau und Mutter wei, da es zu ihren obersten Pflichten gehrt, dem Manne und den Kindern ein gemtliches Heim zu schaffen» [http://www.focus.de]. В данном примере мифоперсоним Heinzelmnnchen используется для характеристики действия домашней хозяйки (Taktik). Поскольку антропонимический образ сказочных кёльнских гномов, которых немцы именуют Heinzelmnnchen, включает в себя свойственный им способ действия, композит Heinzelmnnchen-Taktik позволяет репрезентировать в языке новый смысл, а именно действовать, подобно Heinzelmnnchen, создавая своим близким комфорт и домашний уют.

Механизм метафорического переноса представлен в примере «Ich bin immer das Aschenputtel gewesen. Wenn Vater und Karl nach Hause kommen, haben sie Feierabend. Dann fang ich an mit Aufwaschen und Pltten und Nhen und Strmpfe stopfen» [Fallada 1997: 14]. Функционирование данного механизма осуществляется на основе взаимодействия следующих компонентов: сравниваемые объекты, репрезентированные единицами ich и Aschenputtel; имя Aschenputtel как объект переноса; признак, на основе которого осуществляется перенос, дающий основание использовать антропонимическую единицу в качестве номинации упомянутого объекта, эксплицируемого в данном примере в виде описания домашней работы, которую постоянно выполняет героиня (Dann fang ich an mit Aufwaschen und Pltten und Nhen und Strmpfe stopfen), в то время, как брат и отец отдыхают.

Вторичная языковая репрезентация этнокультурных антропонимических образов происходит не только на основе метафорического переноса, но и на базе метонимического, когда номинации соответствующих концептов нередко выступают не только в качестве имен действующих лиц литературных произведений, но также в качестве названия самих произведений. Поскольку герой художественного произведения является частью данного произведения, а именно частью внутренней формы [см. о структуре художественного произведения Каган 2008], то акт номинации художественного произведения именем главного героя можно считать метонимическим переносом, который устанавливает связь между частью и целым. В качестве примера метонимии можно привести следующий контекст: Aber ich habe erfahren, dass die Grimms das auch schon getan hatten. Zum Beispiel mit Rapunzel: In der ersten Ausgabe beschwert sich Rapunzel bei der alten Hexe, dass ihre Kleider nicht mehr passen. Sie ist schwanger [http://www.dwds.de], где единица Rapunzel употребляется как для обозначения этнокультурного антропонимического образа, так и для наименования литературного произведения.

Обратимся к рассмотрению фразеологизации как последнего языкового механизма вторичной репрезентации этнокультурных антропонимических образов и проиллюстрируем данный механизм на примере устойчивого словосочетания nach Adam Riese, которое имеет следующее значение ‘правильно вести математический подсчет чего-либо, подобно тому, как это делал известный немецкий математик Адам Ризе’ (‘richtig gerechnet; nach dem Rechenmeister Adam Riese’) [Duden 2002: 34], то есть устойчивое словосочетание репрезентирует в языке способ действия в сфере математического счета, присущий известному немецкому математику по имени Adam Riese.

Поскольку представленные языковые механизмы являются вербализованным отражением процессов познания, то необходимо обратиться к когнитивным механизмам формирования вторичных номинаций антропонимических единиц, репрезентирующих этнокультурные антропонимические образы в немецком языке. Такими механизмами являются интеграция концептуальных пространств и когнитивные фильтры. Суть первого механизма состоит в том, что для репрезентации нового смысла, нового значения языковой единицы уже образованные ментальные структуры взаимодействуют друг с другом таким образом, чтобы актуализировать данный смысл [Fauconnier, Turner 2003: 470].

Интеграция концептуальных пространств обусловлена, с одной стороны, свойствами объектов, явлений и процессов окружающего мира, с другой стороны, способностью человеческого мышления познавать данные свойства и находить среди них тождественные, которые становятся основой для области, которую обозначают термином «blend» [там же].

Чтобы проиллюстрировать данный процесс, прибегнем к примерам переноса антропонимических единиц, репрезентирующих этнокультурные антропонимические образы, на другие феномены окружающей действительности. Для этого рассмотрим заголовок одного публицистического текста: Deutschland ist «Dornrschen» [http://www.fr-online.de 07.07.11].

Данный отрывок иллюстрирует нам пример метафорического переноса мифоантропонима Dornrschen на географический объект Deutschland. Когнитивный механизм метафорического переноса состоит в том, что интегрируются два концептуальных пространства Dornrschen и Deutschland, при этом образуя blend, содержащий общие для данных пространств концептуальные признаки.

Верно интерпретировать значение вторичной единицы, а именно, акцентировать внимание реципиента на одном признаке из определенного числа возможных, которые могут стать основой для вторичных процессов, то есть являются местом пересечения двух концептуальных пространств, и блокировать другие признаки позволяет механизм когнитивных фильтров.

Проблема когнитивных (культурных) фильтров, изначально представляющая собой сферу интересов психологии [см. Broadbent 1958, Мацумото 2003 и др.], активно разрабатывается в современной лингвистике, в том числе в лингвокультурологии [Бабушкин, Кашкин 2001, Gudykunst, Kim 2002, Grishaeva 2011, Ушкова 2013 и т.д.]. В данной работе под когнитивным фильтром понимается механизм, посредством которого осуществляется актуализация одних концептуальных признаков в семантическом пространстве немецкого языка и блокирование других. Данный механизм проявляет себя на языковом уровне в виде единиц контекстного окружения, концептуальное содержание которых позволяет блокировать нерелевантные признаки того или иного этноконцепта, тем самым фокусируя внимание на релевантных.

Чтобы продемонстрировать механизм когнитивных фильтров, вернемся к примеру, приведенному выше, а именно к контексту, который следует после вышеупомянутого заголовка: «Die Republik ist, vor allem auf dem Gebiet der Ex-DDR, eine wachgeksste Schnheit, die viele Jahre weggesperrt war und schlief» [http://www.fr-online.de 07.07.11]. В качестве когнитивного фильтра выступает концептуальная база единиц «wachgeksste Schnheit» и «schlief», которые отсылают нас к сказке братьев Гримм под названием «Dornrschen», актуализируя в сознании следующие концептуальные признаки этнокультурного антропонимического образа, репрезентируемого мифоантропонимом Dornrschen: ‘продолжительный сон’, ‘пробуждающее ото сна воздействие поцелуя’, ‘материальное благополучие’.

Таким образом, можно утверждать, что в приведенном выше примере образ ‘Dornrschen’ является средством вторичной концептуализации, с помощью которого происходит осмысление концептуальной сферы ‘состояние материального благополучия’ и вторичная языковая репрезентация данной сферы посредством единицы, вербализующей данный образ.

Следовательно, положения теории интеграции концептуальных пространств, а также понятие когнитивного фильтра делают возможным выявить когнитивную основу вторичных процессов в классе антропонимических единиц, база которой представляет собой концептуальное содержание этнокультурных антропонимических образов, то есть знание, составляющее часть национальной картины мира, которую можно обозначить как этнокультурномаркированную, не всегда известную «неносителям» языка.

Для описания этнокультурных антропонимических образов в семантическом пространстве немецкого языка предполагается построение классификации, созданной на основе фреймового анализа. В настоящей работе используется широко признанное определение, в котором фрейм описывается как ментальная схема, структурными частями которой являются слоты, представляющие собой незаполненные элементы фрейма, которые могут быть заполнены в зависимости от применения данной ментальной схемы [Minsky 1988: 245].

Согласно этому фреймовый анализ этнокультурных антропонимических образов представляет собой структурный анализ ментальной схемы, результатом которого является выделение слотов, которые заполняются теми или иными концептуальными признаками, представляющими собой значения слотов. При этом в качестве значения слота может выступать один из концептуальных признаков двучленной оппозиции или признак, который является самостоятельным, не принадлежащим к той или иной оппозиции признаков.

Поскольку описываемые в реферируемой работе концепты объединяются общим признаком «человеческое существо», рассмотрим в качестве когнитивного основания исследуемых антропонимов общее представление о лице в виде соответствующего фрейма, включающего следующие слоты: ‘половая принадлежность’, ‘возраст’, ‘пространственная соотнесенность’, ‘реальность существования в мире’, ‘внешние признаки’, ‘характер’, ‘действия’.

Значение первого слота, обозначенного выше как ‘половая принадлежность’, может быть представлено одним из признаков двучленной оппозиции ‘мужчина’ – ‘женщина’, отражающихся в образной составляющей концепта. Следующий слот ‘возраст’ заполняется концептуальным признаком из двучленной оппозиции: ‘ребенок’ – ‘взрослый’. Cлот ‘реальность существования в мире’ может приобретать одно из значений, представленных в оппозиции концептуальных признаков ‘реальное лицо’ – ‘вымышленное лицо’.

На основе значения последнего слота можно выделить образы реальных лиц, то есть действительно существовавших или существующих политиков, ученых, актеров и так далее; и образы вымышленных лиц, то есть тех, которые являются героями литературных произведений, сказок, легенд, мифов, часть из которых является человекоподобными существами: гномами, великанами, феями т.д. При этом они обладают внешними признаками человеческого существа, которые каким-либо образом трансформированы, то есть либо преувеличены, либо преуменьшены, либо представлены в необычных сочетаниях.

Наличие того или иного концептуального признака из вышеупомянутой оппозиции является критерием для выделения определенных классов антропонимических единиц.

Значениями остальных слотов являются признаки, которые не составляют смысловой оппозиции. Слот ‘пространственная соотнесенность’ заполняется информацией, которая указывает на реальное или вымышленное место, где живет или действует лицо, причем это не обязательно географический объект, реальный или вымышленный, а любое место, где находится лицо в тот или иной момент. Слот ‘внешние признаки’ отражает соответствующую информацию о внешнем виде во всех возможных проявлениях, доступных визуальному восприятию. Концептуальные признаки, отражающие совокупность духовных и психических свойств человека, обнаруживающихся в его поведении, представлены слотом ‘характер’. Кроме того, что лицо обладает совокупностью внешних признаков, проявляет свои духовные и психические качества в поведении, оно совершает действия, которые могут быть как однократными, так и регулярными, как непродолжительными, так и долговременными, представляющими собой конкретные акты жизнедеятельности, поступки, деятельность лица. Информация об этом содержится в виде концептуальных признаков в слоте с именем ‘действия / деятельность’.

Согласно предложенной схеме анализа осуществляется построение классификации этнокультурных антропонимических образов, основу которой составляют три слота: ‘половая принадлежность’, ‘возраст’, ‘внешние признаки’. В соответствии со значением данных слотов становится возможным выделить следующие группы этнокультурных антропонимических образов: 1) этнокультурные антропонимические детские образы (Daumenlutscher Konrad, der bse Friederich, der fliegende Robert, Hansguckindieluft, Hnsel und Gretel, Max und Moritz, Paulinchen, Struwwelpeter, Suppen-Kaspar, Zappelphilipp и другие); 2) этнокультурные антропонимические женские образы (Aschenputtel / Aschenbrdel, Dornrschen, Loreley / Lore-Ley / Lorelei, Rapunzel, Schneewitchen, Kriemhild / Kriemhilde, Brnhild / Brnhilde, Lieschen Mller и другие); 3) этнокультурные антропонимические мужские образы (Konrad Adenauer, Adam Ries, Hans, Hans Dampf in allen Gassen, Hanswurst, deutscher Michel, Otto Normalverbraucher, getreuer Eckart и другие); 4) этнокультурные антропонимические антропоморфные образы (Rumpelstilzchen, Heinzelmnnchen, Rbezahl, Wilder Mann, Erlknig и другие). Данная классификация, основанная на фреймовом анализе, позволяет нам отдельно исследовать каждую группу этнокультурных антропонимических образов.

Структурно-семантический анализ средств языковой репрезентации этнокультурных антропонимических образов позволяет выделить различные группы номинаций образов в немецком языке, представленных, во-первых, композитами (Heinzelmnnchen, Dornrschen), во-вторых, подчинительными и сочинительными словосочетаниями (Wilder Mann, Max und Moritz), в-третьих, антропонимами в самостоятельной функции (Kriemhilde, Lieschen Mller). В состав номинаций всех перечисленных групп, наряду с антропонимическими единицами, могут входить также в качестве дифференцирующих компонентов единицы, не принадлежащие к антропонимикону. Дифференцирующую функцию выполняют определительные компоненты композитов и словосочетаний, выражаемые прилагательными и существительными (например, единица fliegendв номинации этнокультурного антропонимического образа der fliegende Robert), уменьшительно-ласкательные суффиксы (например, суффикс -chen в номинации Paulinchen), сочинительные словосочетания (например, Hnsel und Gretel).

Посредством концептуального анализа с учетом структурно-семан-тических особенностей описываемых единиц было исследовано содержание каждой группы этнокультурных антропонимических образов, на основе чего был сделан вывод о том, что концептуальное содержание этнокультурных антропонимических образов является основой для вторичных явлений, возникающих в семантическом пространстве немецкого языка и позволяющих использовать номинации данных образов как средство вторичной языковой репрезентации для обозначения феноменов окружающей действительности и их свойств, качеств человека, процессов и состояний. То есть антропонимические единицы, репрезентирующие этнокультурные антропонимические образы, развивают производные значения на основе этномаркированного смыслового содержания описываемых в данной работе концептов. Концептуальный признак, который станет основой для образования производного значения, избирается в зависимости от потребностей языковой репрезентации.

Для иллюстрации вышеприведенного утверждения обратимся к описанию каждой группы образов в первичной и вторичной языковой репрезентации.

Рассмотрим этнокультурные антропонимические детские образы, которые чаще всего вторично репрезентируют то или иное поведение. Например, образ Zappel-Philipp, обладающий концептуальными признаками ‘ребенок’, ‘мужского пола’, ‘не слушающий своего отца’, ‘беспокойно сидящий за столом’, ‘стянувший со стола скатерть’, ‘опрокинувший обед на пол’, ‘оставивший семью без обеда’ в немецком языке используется для номинации психического недуга, который проявляется в том, что ребенок беспокойно себя ведет. Это можно продемонстрировать посредством следующего примера: «Mit dem Zappelphilipp beschreibt Hoffmann ein Kind mit Hyperaktivitt so prgnant, dass die Aufmerksamkeitsdefizit- und Hyperaktivittsstrung (ADHS) im deutschsprachigen Raum vielfach auch als Zappelphilipp-Syndrom bekannt geworden ist» [http://corporate.spiegel.de], в котором объясняется, что значение и происхождение номинации единицы Zappelphilipp-Syndrom восходит к этнокультурному антропонимическому детскому образу ‘Zappelphilipp’, созданному психиатром и детским писателем Г. Гофманом. Перенос номинации человека в медицинскую сферу становится возможным по причине того, что концептуальное содержания образа ‘Zappelphilipp’ включает в себя признаки ‘непоседливый ребенок’, ‘ребенок, не умеющий концентрировать внимание’, которые характерны для человека, страдающего психическим недугом, номинированным в немецком языковом пространстве единицей Zappelphilipp-Syndrom. То есть пересечением концептуальных пространств, вербализованных единицами Zappelphilipp и Syndrom, являются упомянутые выше концептуальные признаки.

Поведение человека описывается также посредством образа ‘Paulinchen’, который обладает следующими концептуальными признаками: ‘ребенок’, ‘женского пола’, ‘оставшийся без контроля родителей’, ‘беззаботный’, ‘непослушный’, ‘играющий с огнем’, ‘предупрежденный об опасности игры с огнем’, ‘сгоревший в огне’. Например, в следующем контексте «Man denkt unwillkrlich an den Struwwelpeter. Paulinchen – sprich: Gordon Brown – war allein zu Haus, und da muss natrlich mit den Zndhlzern gespielt werden. Mit dem bekannten Resultat. Der britische Premier hat das Gebude seiner Glaubwrdigkeit in Schutt und Asche gelegt, und wie er das schaffte, ganz auf eigene Rechnung, ist ein Lehrbuchbeispiel dafr, wie man es nicht anstellen sollte, wenn man sich in dem heiklen Geflecht zwischen Regierenden und Regierten bewhren will» [http//www.welt.de] речь идет о политическом деятеле Гордоне Брауне, который неверными действиями навредил себе и тем самым погубил свою репутацию также, как игравшая со спичками Paulinchen, которая в результате этих действий сгорела в огне. В данном случае мы наблюдаем пересечение двух концептуальных пространств, представленных в языке единицами Paulinchen и Gordon Brown, которое происходит на основе концептуальных признаков ‘оставшийся без контроля’, ‘сгоревший в огне’. Для актуализации данных признаков задействованы также словосочетания mit den Zndhlzern gespielt werden и das Gebude seiner Glaubwrdigkeit in Schutt und Asche gelegt, концептуальное содержание которых выступает в качестве когнитивных фильтров.

Таким образом, этнокультурные антропонимические детские образы являются представлениями носителей немецкой культуры о возможном негативном поведении детей, как правило, о его негативных образцах.

Обратимся к описанию этнокультурных антропонимических женских образов, для чего рассмотрим следующий пример: «Dazu schmckte sie ein schweres dunkles, fast nicht zu bewltigendes Haar. Sie galt fr eine Art Lorelei, obschon sie Judith hie, auch niemand etwas Bestimmtes oder Nachteiliges von ihr wusste» [Keller 2005]. В данном примере девушка по имени Judith сравнивается с образом Lorelei, причем признаком, объединяющим их, является признак ‘длинные волосы’, который вербализован в приведенном примере следующим словосочетанием: «ein schweres [....], fast nicht zu bewltigendes Haar». Обращение к этнокультурному антропонимическому образу ‘Lorelei’ используется для перемещения фокуса внимания в сферу внешнего вида, который является одним из элементов соответствующего ментального пространства.

Этнокультурный антропонимический женский образ Aschenputtel, в концептуальное содержание которого входят следующие признаки: ‘юная девушка’, ‘оставшаяся без матери’, ‘дочь лесника’, ‘нелюбимая мачехой и ее дочерьми’, ‘послушная’; ‘благочестивая’, ‘грустная’, ‘выполняющая кухонную работу’, ‘имеющая неопрятный внешний вид’, ‘облеченная в день бала в дорогую одежду’, ‘потерявшая туфельку’, ‘ставшая женой принца’, употребляется в следующем примере для качественной характеристики состояния столицы России в определенный отрезок времени:

Nirgendwo auf der Welt leben mehr Milliardre, nirgendwo zwischen Kaliningrad und Wladiwostok werden hhere Wolkenkratzer gebaut - als seien sie Symbole des neuerwachten Machtanspruchs, der vielerorts in der russischen Hauptstadt sprbar ist. SPIEGEL-Autor Erich Follath, 59, und Matthias Schepp, 44, Leiter des Moskauer SPIEGEL-Bros, beschreiben in der Titelgeschichte dieser Woche die rasante und teils atemraubende Entwicklung einer Metropole, die vor nicht allzu langer Zeit als kommunistisches Aschenputtel unter den Kapitalen galt [http:www.spiegel.de]. В приведенном примере описывается благополучие и процветание нынешней Москвы, которая совсем еще недавно считалась, как пишет автор, «коммунистической Золушкой». То есть употребление единицы Aschenputtel становится возможным благодаря таким концептуальным признакам, как ‘оставшаяся без матери’, ‘нелюбимая мачехой и ее дочерьми’, ‘выполняющая кухонную работу’, ‘имеющая неопрятный внешний вид’, которые принадлежат к ментальному пространству ‘неблагоприятная ситуация’ и являются сферой пересечения концептуальных пространств, репрезентируемых единицами Metropole и Aschenputtel.

Таким образом, поскольку этнокультурные антропонимические женские образы в первичной репрезентации связаны с восприятием красоты, проявляющейся, прежде всего, во внешнем облике, то посредством их номинаций вторично репрезентируются, как правило, внешние признаки человека. Однако богатое концептуальное содержание данных образов позволяет описывать посредством их номинаций и другие феномены окружающей действительности.

Рассмотрим далее этнокультурные антропонимические мужские образы на примере концепта ‘Konrad Adenauer’, тесно связанного в немецкой культуре с определенными достижениями в экономике, которые стали основой периода расцвета Германии после Второй мировой войны. Данная ассоциативная связь названного образа и экономических успехов в определенный конкретный период находит свое отражение в различных контекстах, где соответствующая единица репрезентирует отрезок времени, когда правительство ФРГ с успехом возглавлял канцлер Конрад Аденауэр: «Ihnen ist damit als Bundeskanzler der Bundesrepublik Deutschland etwas gelungen, was den Kern der Staatsrson unseres Landes seit Konrad Adenauer ausmacht» [http://www.welt.de]. То есть номинация этнокультурного антропонимического мужского образа ‘Konrad Adenauer’ в первичной репрезентации является представлением о лице, во вторичной – о временном отрезке, которое сформировалось на основе концептуальных признаков соответствующего концепта-образа.

Этнокультурные антропонимические мужские образы ассоциируются с какими-либо достижениями в различных видах деятельности, с проявлениями героизма, с определенным, присущим мужчинам поведением, что, как правило, является базой для вторичной языковой репрезентации.

Далее обратимся к рассмотрению этнокультурных антропонимических антропоморфных образов. Например, образ ‘Rumpelstilzchen’, который обладает следующими концептуальными признаками: ‘человеческое существо’, ‘мужского пола’, ‘маленького роста’, ‘оказывающий давление на девушку, ставшую с его помощью королевой’, ‘скрывающий свое имя’, ‘обладающий способностью превращать солому в золото’, ‘имеющий склонность бурно выражать свои эмоции’, используется в следующих примерах, чтобы репрезентировать необычное поведение и нетипичный способ действия: «Fuballtrainern sind ja im Grunde die Hnde gebunden, was die direkte Einflussnahme auf Spieler angeht. Whrend des Spiels versteht man sie nicht, man sieht sie allenfalls hilflos, hpfen wie Rumpelstilzchen oder stoisch-resignierend ans Trainerhuschen angelehnt; die Taktik, die sie im Elfenbeinturm akribisch ausbaldowert hatten, haben die Kameraden in Stollenschuhen meist schon mit Anpfiff vergessen und erst recht die berhmte Zuordnung bei den noch berhmteren Standardsituationen» [http://www.fr-online.de] (1); «Er ist das Rumpelstilzchen unter den Mikrobiologen. Sozusagen. Nicht, dass Eckhard Boles nachts auf einem Bein um flackernde Feuerstellen herumhpft und selbstverliebte Reime ins Dunkle schreit. Das nun wirklich nicht. Aber Rumpelstilzchen und ihn einen eines schon: Beide knnen aus Stroh Gold machen. Gewissermaen. Denn Boles' Gold ist nicht das Edelmetall, lsst sich kaum um Finger oder Hals tragen. Der 45 Jahre alte Professor fr Molekulare Biowissenschaften der Goethe-Uni kann aus Pflanzenabfllen den Biosprit Ethanol gewinnen. Angesichts der Preise an Zapfsulen ist das praktisch genau so gut wie Gold» [http://www.fr-online.de] (2).

В первом примере основой для вторичной языковой репрезентации становится действие, описываемое глаголом hpfen, который представляет собой вербальное выражение пересечения двух ментальных пространств, одно из которых входит в концептуальное содержание этнокультурного антропонимического антропоморфного образа ‘Rumpelstilzchen’; второе концептуальное пространство является совокупностью признаков, присущих человеку, сравниваемому с упомянутым выше образом.

Во втором примере пересечение ментальных пространств направлено на выделение концептуального признака, который можно обозначить следующим образом: ‘способность создавать из неценного материала нечто ценное’. Указание именно на данный концептуальный признак содержится в анализируемом отрывке, где представлено пояснение о том, что человек, именуемый данной единицей, и сказочный образ обладают одной и той же способностью: делать из соломы золото. Далее снова следует уточнение о том, что под золотом подразумевается спирт, который стало возможным получать из растительных отходов особым способом, и который имеет в современном мире столь же высокую цену, как и золото, то есть солома сравнивается с растительными отходами, а спирт – с золотом, из чего мы приходим к выводу о том, что оба объекта могут создавать из неценного материала нечто ценное.

Приведенные выше примеры свидетельствуют о том, что концептуальной основой для вторичных номинаций единиц, репрезентирующих этнокультурные антропонимические образы, могут становиться каждый раз разные признаки, составляющие содержание рассматриваемых концептов. Это позволяет одной антропонимической единице иметь несколько значений в языке, а этнокультурным антропонимическим образам несколько раз репрезентироваться в семантическом пространстве языка. То есть единица Rumpelstilzchen приобретает несколько производных окказиональных значений, а именно ‘человек, бурно выражающий свои эмоции’ и ‘человек, обладающий способностью сделать из неценного материала нечто ценное’.

Предпринятое описание этнокультурных антропонимических антропоморфных образов, в которых заключены представления о сказочных человекоподобных существах, обладающих всеми признаками человека, однако, не совпадающих с человеческими (например, слишком маленький или слишком большой рост, наличие на теле волос и так далее), включая приобщеность последних к магии и волшебству, позволяет утверждать, что посредством данных образов, как правило, в процессе вторичной языковой репрезентации описываются нетипичные для человека особенности внешнего вида, поведения, способа действия.

Исследование различных классов этнокультурных антропонимических образов в семантическом пространстве немецкого языка позволяет сделать вывод о том, что данные образы обладают богатым концептуальным содержанием, которое создает благоприятные условия для вторичной концептуализации и вторичной языковой репрезентации, в результате чего у антропонимических единиц, репрезентирующих соответствующие образы, возникают производные значения.

Изложенные выше результаты всестороннего исследования соответствующего типа концептов дают возможность по-новому оценить уже разрабатываемые теоретические положения и заполнить известные лакуны в сфере лингвистического знания о соответствующем лингвокультурологическом феномене.

Основное содержание диссертации отражено в следующих опубликованных работах:

1. Халикова М.В. Характеристики этнокультурных антропонимических образов и их место в различных классификациях концептов // Вестник Тамбовского университета. Сер. Гуманитарные науки. Тамбов, 2011. Вып. 5 (97). С. 236-241.

2. Халикова М.В. Лингвокультурологическое исследование языковой репрезентации этнокультурных антропонимических образов в семантическом пространстве немецкого языка // Социально-эконо-мические процессы и явления. Тамбов, 2011. № 5-6. С. 310-316.

3. Халикова М.В. Концептуальная интеграция в сфере этнокультурных антропонимических образов как основа вторичной репрезентации // Социально-экономические процессы и явления. Тамбов, 2011. № 8. С. 233-236.

4. Халикова М.В. Концептуальная база вторичных процессов в классе антропонимов // Когнитивные исследования языка. Вы-пуск XI: материалы Международного конгресса по когнитивной лингвистики 10-12 октября 2012 года. Тамбов: Издательский дом ТГУ им. Г.Р. Державина, 2012. С. 601-604.

5. Халикова М.В. Вторичная номинация как средство репрезентации этноспецифических антропонимических образов // Иноязычная филология и дидактика в ВУЗе. Международный межвузовский сборник. Вып. V, Москва – Мичуринск – Наукоград: 2009. С. 135-139.

6. Халикова М.В. Антропонимы как языковые маркеры культуры // XIV Державинские чтения. Институт иностранных языков: мат-лы Общерос. науч. конф. Февр. 2009 г. / отв. ред. Н.П. Дронова; Федеральное агентство по образованию, ГОУВПО «Тамб. гос. ун-т им. Г.Р. Державина». Тамбов: Издательский дом ТГУ им. Г.Р. Державина, 2009. С. 58-61.

7. Халикова М.В. Этноспецифичные антропонимические образы в языковой картине мира // Научная и образовательная деятельность в рамках диалога культур «Россия – Германия»: мат-лы Междунар. круглого стола 15-17 апр. 2009 г. / отв. ред. И.Ю. Безукладова; Федеральное агентство по образованию, ГОУВПО «Тамб. гос. ун-т им. Г.Р. Державина». Тамбов: Издательский дом ТГУ им. Г.Р. Державина, 2009. С. 94-97.

8. Халикова М.В. Этнокультурный компонент в содержании антропонимических образов как предмет лингвокультурного исследования // Культура в зеркале языка и литературы: мат-лы Второй Междунар. науч. конф. 14-15 апреля 2010 г. / отв. ред. Н.В. Ушкова; М-во обр. науки РФ, ГОУВПО «Тамб. гос. ун-т им. Г.Р. Державина». Тамбов: Издательский дом ТГУ им. Г.Р. Державина, 2010. С. 207-212.

9. Халикова М.В. Концептуализация посредством немецких антропонимов как основа их классификации в русле лингвокультурологического подхода // Реальность, язык, сознание: междунар. межвуз. сб. науч. тр. / отв. ред. Н.В. Ушкова, Е.А. Кузьмина; Федеральное агентство по образованию, ГОУВПО «Тамб. гос. ун-т им. Г.Р. Державина», университет г. Билефельда. Тамбов: Издательский дом ТГУ им. Г.Р. Державина, 2010. С. 208-215.

10. Халикова М.В. Описание вторичной языковой репрезентации этнокультурной концептуализации посредством анализа вербализации антропонимических образов в немецком языке // Фрагментацiя наукових дослiджень: перспективи та проблеми. Частина I: матеріали Міжнародної конференції, Київ, 28 липня 2013. Київ: Центр наукових публикацiй, 2013. С. 64-67.

Подписано в печать 20.09.2013 г. Формат 6084/16. Усл. печ. л. 1,33.Тираж 100 экз. Заказ № 1622. Бесплатно.

392008, Тамбов, ул. Советская, 190г.

Издательский дом ТГУ имени Г.Р. Державина.

Отпечатано в типографии Издательского дома ТГУ имени Г.Р. Державина

Похожие работы:

«ТАМБОВСКОЕ ОБЛАСТНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ КУЛЬТУРЫ "НАУЧНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ ЦЕНТР НАРОДНОГО ТВОРЧЕСТВА И ДОСУГА""СЕМЬЯ – ИСТОЧНИК ВДОХНОВЕНИЯ" 13906570167500(методические рекомендации по организации семейного досуга в культурно досуговых учрежде...»

«Тащенко Анна ЮріївнаСУЧАСНІ ТЕНДЕНЦІЇ СОЦІОЛОГІЧНОЇ РЕФЛЕКСІЇ МОВИ У часи постмодерну "мова" і "мовлення" визнані одними з першочергових об’єктів наукової уваги [1; 2; 4] (див. Табл.1.). Саме в цьому середовищі людського існування в новій соціальній дійсності швидко постают...»

«Урок по теме "Правильные многоугольникиЦели урока: образовательная: познакомить учащихся с понятием и видами правильных многоугольников, с некоторыми их свойствами; научить пользоваться формулой для вычисления угла правильного многоугольникаразвивающая: развитие познавательной активности, пространственного воображения, уме...»

«-767591-27051000 УДК 016:[631.155.2:658.8] Р 51 230 назв Укладач Г. Д. Попазова Наук. ред. к.е.н Т. В. Куліш Ринок сільськогосподарської продукції : наук.-бібліогр. покажчик / ТДАТУ; наук. бібліотека; уклад. Г. Д. Попазова ; нау...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ Перечень экскурсионных объектов и туристических маршрутов, рекомендуемых для посещения обучающимися в рамках проведения учебных и факультативных занятий, внеклассных мероприятий с учетом содержания учебных программ по учебным предметам 2015   П...»

«ОБЩЕТЕОРЕТИЧЕСКИЕВОПРОСЫ1. Что такое физическая культура? Ответ: это вид культуры общества, выражающийся в специфической (преимущественно двигательной) человеческой деятельности, направленной на...»

«ПЛАН мероприятий учреждений культуры Асбестовского городского округа на август 2017 года Название мероприятия Дата Время Место Адрес Торжественное открытие авторалли. Концертная программа 5 августа 15.00 площадь АО "ЦУМ" ул. Победы Танцы под духовой оркестр 6 августа18.00 Центр культуры и досуга им. Горького площадь ул. Осипенко, 32 Торж...»

«Государственное бюджетное учреждение культуры "Амурская областная научная библиотека имени Н.Н. Муравьева-Амурского Зерновые культуры Бондаренко, А. Н. Интенсивная технология озимых культур на орошении / А. Н. Бондаренко, В. П. Зволинский, В. И. Му...»

«ПЛАН-КОНСПЕКТ Т Е М А № 2: "Сигналы оповещения об опасностях, порядок их доведения до населения и действия по ним работников организации".Учебные цели: Изучить со слушателями предназначение и способы доведения до населения и сотрудников отдела сигналам "Внимание всем" и друг...»

«Программа для общеобразовательных учреждений. Русский язык. 5 9 классы. Авторы: М.Т.Баранов, Т.А. Ладыженская, Н.М. Шанский – 7-е издание, М., "Просвещение", 2006г. Поясн...»

«Содержание: Приоритетное направление деятельности..2 Аналитическая и исследовательская деятельность.3-5 Организационно – методическая работа.6-11 Изучение и возрождение традиций Тульского края.12-15 Учеба кадров..16-17 Внутрикабинетная работа..18-20 Аналитическая справка..21...»

«Департамент образования и науки Кемеровской области Государственное образовательное учреждение среднего профессионального образования "Таштагольский горный техникум" Физическая культура сборник внеаудиторной самостоятельной работы для студентов 2 курса с...»

«УДК 82-343:81’=111 Ірина Струк (Київ)КАЗУС У ПЕРЕКЛАДІ ЗАЧИНІВ ТА КІНЦІВОК УКРАЇНСЬКИХ НАРОДНИХ КАЗОК У статті розглядаються неточності у перекладі ініціальних та фінальних формул українських народних казок, шляхи їхнього походження та корегування. Ключові слова: казус, переклад, зачин, кінцівка, формула, казка. The article highlights the error...»

«1.ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА Рабочая программа по русскому языку разработана в соответствии с требованиями федерального государственного образовательного стандарта основного общего образования (Приказ Министерства образования и науки Российск...»

«АДМИНИСТРАТИВНЫЙ РЕГЛАМЕНТ предоставления муниципальной услуги "Организация деятельности клубных формирований, любительских объединений по различным направлениям (на базе культурно-досуговых учреждений)" Раздел I Общие положения Настоящий административный регламент представления муниципальной...»








 
2017 www.li.i-docx.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.