WWW.LI.I-DOCX.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Различные ресурсы
 


Pages:     | 1 || 3 |

«Л.И. АЛЬБОРОВА Адыгская этика и первичная социализация в традиционной системе воспитания От издательства О ТОМ, ЧТО НАМ ДОРОГО. Эта книга из ряда болевых, ...»

-- [ Страница 2 ] --

51 Культура адыгов. С. 272.

52 Бгажноков Б. X. Мир культуры. Нальчик, 1990. С. 11

53 Избранные произведения адыгских просветителей. С. 136.

54 Предания о Жабаги. Нальчик, 1985. С. 85-86.

55 Дубровин Н. Черкесы (адыге). С. 91.

56 Мафедзев С. Межпоколенная трансмиссия традиционной культуры адыгов. С. 216.

57 абкиеа. с 149.

58 АБКИЕА. С 72.

59 Культура адыгов. С. 166.

60 Интериано Дж. Быт и страна зихов, именуемых черкесами // АБКИЕА. С. 47.

61 Культура адыгов. С. 38.

62 Опрышко О. Через века и судьбы. Нальчик: Эльбрус, 1982. С. 127.

63 Асколи Д. Описание Черного моря и Татарии / АБКИЕА. С. 63-64.

64 Фонвиль А. Последний год войны Черкесии за независимость (1863-1864): Из записок участника-иностранца // Адыги. Нальчик, 1991. С. 17.

65 Культура адыгов. С. 99.

66 Коран / Перевод с арабского акад. И. Ю. Крачковского. М.: Раритет, 1990. С. 528.

67 Там же. 10:108,4:40.

68 Фонвиль А. Последний год войны Черкесии за независимость. С. 48.

69 Бгажноков Б. X. Черкесское игрище. Нальчик, 1991. С. 95-118.

70 Хан-Гирей. Записки о Черкесии. С. 265.

71 Мафедзев С. Межпоколенная трансмиссия традиционной культуры адыгов. С. 100.

72 Культура адыгов. С. 42.

Глава 2

СОВРЕМЕННЫЕ РЕАЛИИ АДЫГСКОЙ ЖИЗНИ И ПРОБЛЕМЫ ВОСПИТАНИЯ

В ПРЕЕМСТВЕННОСТИ ПОКОЛЕНИЙ

2.1. Необходимость осознания проблем

сохранения этических национальных особенностей

и народной мудрости

«Мир вывихнут. Он изменяется. Мир переживает изменение нравственности», - это слова Виктора Шкловского. Философ И. А. Ильин предсказывал: «Мир переменится, и истоками нравственности станут религия и народные традиции».

Суть этих выражений в том, что, сколько бы ни подменялись истинные ценности, выработанные народным опытом, сколь бы усердно ни ослепляли людей сиюминутными интересами, все равно у каждого человека есть родина, нация, язык, обычаи, в которых он воспитывается. Ценность уникальных традиций, выработанных дедами, прадедами, подразумевает бережное отношение к родному очагу, к родителям, к своим истокам - и это является самой важной из всех нравственных реликвий. Человек испокон веков несет свой опыт, предостерегая детей от зла, обучая их добру. Отход от простейших истин, которые несет человеческий опыт из поколения в поколение, ведет к нравственному тупику. Размытыми становятся понятия достоинства, чести, совести, веры и духовности, и в неблагополучное время перемен, которое выпало на нашу долю, особенно трудно детям.

Сегодня важнейшей задачей как школы, так и общества становится передача векового опыта в его национальной форме. Именно так понимали задачи национальной школы М. В. Ломоносов, К. Д. Ушинский, И. А. Ильин. Академик Д. С. Лихачев также доказывал необходимость воспитания на примерах народного патриотизма, убеждая всех, что духовное начало человека идет от исторических глубин.

В чем же трагедия культуры, которая развивается на принципах абстрактной «всеобщности»? Наверное, в оторванности от народа, от опыта, накопленного веками, когда потеряны ценность и единство живого самоопределения и становления. Серьезное и ответственное отношение к памяти предков, к жизни, к будущему подрастающего поколения должно быть на первом плане ради полноценного и целенаправленного восстановления национального наследия. Культура адыгского народа, основанная на многовековом опыте, эстетике труда, быта, поведения, общения, отношения к природе, выросшая из особенностей географии и истории народа, должна быть первичным и необходимым предметом познания для адыгских детей и подростков.





Современная публицистика утверждает: в условиях реформ многое в разумной организации воспитания, связанного с возрождением лучших этических норм народной педагогики в обществе, зависит от понимания этих проблем группой людей, избранных на руководящие посты. Жизнь подтверждает такой вывод. Необходимы обучение, обдуманная расстановка кадров, имеющих организаторские и творческие способности, выдвижение мыслящих молодых людей. На повестке дня выработка государственной программы возрождения культуры народа, всех ее артефактов (фольклор, язык, культурные обычаи и традиции), во имя сохранения на земле адыгского этноса. Эти и многие другие вопросы ждут своего решения. От каждого сознательного гражданина требуются не только слова, но и поступки.

За многолетний период воспитания поколений в республиках СССР происходил постепенный отход народов от этнических, культурно-исторических, языковых традиций, что приводило к нивелированию, стиранию накопленных ранее духовно-нравственных ценностей. Идеологизация, политизация общества, сохраняющиеся во многом и сегодня, присутствовали в основе любых научных взглядов не только в сфере гуманитарных наук, но даже в агрономии, информатике, биологии, а также оказывали влияние на литературу, форму культурно-развлекательных мероприятий, на эстетические вкусы, манеру одеваться, круг чтения и общения. Историки констатируют неизмеримый урон, нанесенный культуре многонациональной страны за десятилетия ее пребывания в шорах сознательной и несознательной лжи. А социологи подчеркивают гибельность идеологизации для науки: она превратила ученых в обслуживающий персонал, работающий по указке политизированного тоталитарного государства и его идеологии, при которой исчезало национальное разнообразие литературы и искусства.

«Чувство единого дома со множеством квартир подменялось навязыванием дома одинакового, где хозяином становится тот, кто уверен, что все понимает, обо всем может судить. Эстетическая самоуверенность не может не претить эстетически воспитанному человеку: всякая земля существует единственно для того, чтобы ее любили, чтобы свои любили ее как свои, а приходящие - с некоторым смиренным ощущением, что делают это с позволения хозяев, потому что не только грубая нелюбовь, но и любовь может быть фамильярной и бестактной» (1).

Игнорирование национальной культуры привело к отрыву народов от их главной роли - транслировать традиции, быть основным источником сохранения и рождения преданий. Именно в живой связи поколений ощутимо правильное течение реки жизни.

Сегодняшнее состояние можно рассматривать таким образом: культуре народов, которая росла и крепла на определенной почве, была привита инородность, которая не прижилась, но нанесла вред этой почве. И в тоже время дала толчок развитию всеобщего образования, интеграции. Разумное культурное восстановление традиций даст, в идеале, расцвет национальных культур народов, цивилизованно относящихся к интернационализму и сотрудничеству, мирному сосуществованию, сплоченных общечеловеческими, гуманными устремлениями.

Возвращение же к растерянным понятиям в деле воспитания - настоятельная необходимость. Именно в простых взглядах, выработанных народами за века, заложенных в их образе жизни, отображенных в традициях, в народной этике, в вере, в заботе о будущих поколениях, - истинная культура человека.

Вообще, «технологическая» трактовка культуры как системы закрепления, хранения, накопления, трансляции и трансформации социального опыта позволяет рассматривать культуру как универсальный способ обеспечить историческую преемственность и на уровне индивидуального человеческого бытия, и на уровне социального организма. Понимаемая таким образом культура в полной мере реализует и свое назначение быть мерилом человеческого в мире (в природе, в обществе). Ведь насколько общество бережет свои традиции и насколько гармонично соединяет их с новациями, настолько члены общества свободны в выборе способов объективировать и распространять свой опыт среди подрастающего поколения, настолько, наверное, правомерно говорить об уровне культурного развития данного общества и степени развития творческих сущностных сил людей, живущих в этом обществе. В понимании культуры и воспитания в духе народных традиций немаловажное значение имеет целостность человеческой личности, соразмерность и гармоничность соединения нравственного, интеллектуального, эстетического и деятельного начал человеческого бытия. Поэтому о культуре социума можно судить и по ее способности (или неспособности) воспроизводить целостную человеческую личность.

Национальная культура адыгов, являясь высокой по нравственным запросам, сегодня в силу известных исторических причин не является культурой, воспроизводящей целостную человеческую личность, отвечающую запросам этой культуры. Об этом пишет Б. X. Бгажноков: «В настоящее время такой гармонии и такого уровня синергизма в адыгском обществе нет. Собственно, нет и адыгского общества, в строгом смысле этого слова, так как сильно ослаблены его наиболее существенные основания: самодостаточность, саморегуляция, самовоспроизводство и др. Последние 7-8 лет так называемых реформ нанесли культуре адыгов, и прежде всего кабардинцев и черкесов, удар огромной силы; сознательно или неосознанно делается все, чтобы сломить дух народа, чтобы процесс дегуманизации стал необратимым. Мы видим, как вяло, непоследовательно и, в принципе, ошибочно реагируют адыги на реалии конца XX столетия. Народ, о свободолюбии которого слагались легенды, едва ли не добровольно отказывается от демократии, от этически выверенных принципов самостроительства и самосовершенствования, тем самым снимая с себя ответственность за свою судьбу, за судьбу будущих поколений» (2).

Пример народной педагогики, основанной на мудрости старших поколений, для нашего народа не имеет альтернативы.

Воспитанность, основанная на народной культуре адыгов, воспитание детей в традиционном духе есть сегодня для нашего народа истинный патриотизм. Это попытка сохранить себя как этнос, попытка самостоятельно и мирно противостоять антиреформе в республике.

Последствия сегодняшних трудностей и последствия социализации в таком обществе разные. К примеру:

Появляется феномен общественного лицемерия.

Становится наглядным расхождение декларируемых норм, ценностей и идеалов с теми, которые реально выстраивают поведение и деятельность индивидов.

-Возникает чувство массовой неудовлетворенности (наблюдаемое состояние общественной психологии).

«Трудно представить пути оздоровления такого общества, но возрождение этики, социальных, экономических навыков народа поможет ему найти выход и возродиться как народ, как этнос. Необходимо восстановить внутреннее единство форм передачи опыта, их содержательную преемственность, последовательную иерархию и системность механизма трансляции социокультурного опыта» (3).

Необходимо понять, какой культуре мы служим - истинной или мнимой. Для разъяснения, опять же, обратимся к истории культуры. Культура может быть «высокой» или «низкой», «национальной» или «классовой» и т. д., но альтернативы культуре как таковой нет, за исключением, может быть, дикости и варварства, ассоциирующихся либо с абсолютным бескультурьем, либо с докультурными эпохами развития человечества. Для народности отступить от исконной национальной культуры - значит допустить сбои в работе механизма трансляции социокультурного опыта.

Как восстановить исторический опыт, есть ли к этому пути? Современная социология указывает на существование конфликтов различного рода в современной России, вызванных социальной неоднородностью общества и другими причинами: «Обостренные противоречия порождают открытые или закрытые конфликты только тогда, когда они глубоко переживаются людьми, осознаются как несовместимость интересов и целей» (4).

Как мы могли наблюдать в последние годы, заметное место в современной жизни занимают национально-этнические конфликты на основе борьбы за права и интересы этнических и национальных групп. Значительную роль в этом играет проблема культурного самоопределения тех или иных национальных общностей. Самоопределение и пути возрождения миролюбивого адыгского этноса осложняются территориальной разбросанностью народа в мире. Нация адыгов (черкесов), некогда владевшая большой территорией, в результате исторической трагедии оказалась рассеянной по всему миру. Искусственно затруднено возвращение на историческую родину некогда выселенных соотечественников. Порой помехой становится местнический бюрократизм, непросвещенность, узость понятий и интересов.

Утрата патриотического чувства, понимания и милосердия к сородичам, пребывающим вдали от исторической родины, падение нравов в среде местных адыгов, порой считающих своей целью безнравственное обогащение за чужой счет, становятся камнем преткновения на пути возвращения адыгов на историческую родину. Разум интеллигенции всегда будет способствовать объединению нации на исторической родине и открытому противостоянию всяким преградам на этом пути.

В условиях гипоэтнического окружения стремление сохранить свою культуру для адыгов мира является интегрирующим звеном. Нынешнее всетерпение можно считать природной предпосылкой к сохранению своего генокода и постепенному мирному выходу из создавшегося положения. Процессы самоопределения и сохранения национальных черт каждого народа не зависят, как привыкли в многонациональной тоталитарной стране, от новых постановлений партии и правительства, а являются природно обусловленными социальными понятиями. Возрождению нации не будет преград. Необходимо, осознав это, дать своему народу возможность мирного, тщательно продуманного, постепенного выхода из создавшегося положения.

Старшее поколение и большинство интеллигенции осознают всю важность возрождения культуры нации, но дети продолжают воспитываться в иных понятиях или не воспитываются вообще. Конечно, историческое развитие выдвигает общечеловеческие задачи. В силу глобализации социальных и культурных процессов в современном мире, благодаря широкому развитию средств массовой информации и коммуникации, углублению и разделению труда человечество объединяется в единую социокультурную массу. Однако, чем выше уровень технологического производства и всей человеческой деятельности, тем выше должна быть степень развития самого человека, его взаимодействия с природой, окружающей средой. Высокая образованность, развитие интеллекта - настоятельное требование времени. Однако мы с вами свидетели того, что при самом высоком интеллекте человек, не знающий своих истоков, живет, не оглядываясь на природу и окружающих, и добра в мир не приносит.

Попробуем показать, что именно национально-этические и нравственные категории дают человеку ощутить полноценность своего существования на земле. Луи Арагон, знаменитый французский писатель, а главное - один из ярких патриотов своей нации, писал: «Я хочу воздать должное совокупности явлений, обозначаемых термином «нация», попытаюсь доказать, что складывающиеся внутри нации взаимоотношения людей являются фундаментом культуры - и что, следовательно, защита культуры - есть защита «нации» (5).

В мире есть предпосылки правильной организации жизни на земле, нарушения которых заводят в нравственный тупик. Именно народы в своей исторической жизни накопили нравственный опыт, в котором «зерна дают здоровые ростки». Игорь Бестужев-Лада хорошо сказал о доброте возвышенных понятий: «Надобно отделить зерна от плевел, чистое от нечистого, низменное от возвышенного, показать постыдность низости и достоинство добропорядочности. Наверное, чуда не произойдет, но станет затруднительнее хамить и предосудительнее холуйствовать. А там, глядишь, и процесс восстановления человеческого достоинства пойдет сам собой» (6).

Каждый народ по-своему учит детей простым понятиям чести, добропорядочности, и именно в живой связи поколений не утрачиваются ценностные ориентиры. Главным становится прожить жизнь, достойную отца, и воспитать достойного сына, носителя завещанных отцом нравственных устоев. Хотя прекрасная формула французского педагога Селестена Фроне утверждает: «Цель воспитания - максимальное развитие личности», - все же залогом и первоосновой воспитания должно стать иное: осознать, что ты принадлежишь к определенной культуре отношений - к этой социальной группе, к этой семье, к этому роду. Без этого человек, каким бы ни был он развитым и ученым, есть нищий духом.

Многолетняя эпоха так называемого социализма привела к возникновению, среди многих дефицитов, дефицита образования, дисциплины, ответственности, милосердия, красивых отношений, сложившихся в обществе. В таких условиях естественно стремление молодых людей глубже и основательнее познать историю родного края, открыть для себя подлинные духовные ценности, прийти к религии. Приходится повторить, что эти устремления молодежи должным образом сегодня не поддерживаются.

2.2. О задачах библиотек, Домов культуры и других

культурно-воспитательных центров республики

по воспитанию детей в контексте требований

адыгской этики

Наряду со школами, большую роль в возрождении самосознания народов нашей республики должны сыграть библиотеки и Дома культуры. Следовательно, в соответствии с задачами по возрождению национальной культуры должны быть перестроены планы Министерства культуры и его методических центров. Назрела необходимость в появлении там творчески сильных кадров, владеющих национальными языками, знающих родную историю, уважающих социально-этические нормы.

На основе этоса адыгского народа должен строить свою работу каждый работник культуры республики, работающий с адыгским населением. Дома культуры должны возрождать адыгские праздники, другие традиции. Большим подспорьем здесь может стать книга Б. Бгажнокова «Черкесское игрище».

В одной из передач местного телевидения возник спор о национальной принадлежности танца «Кафа». «Къафэ» в переводе с кабардинского языка означает «танец» и является национальным танцем. Пластическая культура адыгских игрищ соответствовала высоким запросам этики адыгов.

Комплекс историко-краеведческой работы библиотек с юношеством включает широкий круг тем:

материалы по истории края;

материалы по географии, природоведению, экологии;

книги и статьи о людях, о традициях, обычаях;

ислам и Коран;

материалы о науке, здравоохранении, просвещении;

о культуре и ее развитии, фольклоре, языкознании;

книги и статьи о литературе и искусстве;

художественные произведения;

стихи и проза.

Краеведы республики не раз высказывали мысль о существовании культурных традиций, которые требуют изучения и возрождения, в том числе обычаев, восходящих к отдаленным эпохам. Но дефицит национальных кадров, медленное становление письменности и другие негативные факторы повлияли на развитие краеведения. И сейчас много проблем на пути всестороннего возрождения национальной культуры.

На краеведческих мероприятиях, организуемых для юношества, должна присутствовать атмосфера теплоты, сердечности, в которой ощущалась бы забота старшего поколения о младшем. Речи, напутствия должны быть неофициальными. Нельзя читать их по бумажке. Они должны идти от сердца. Задача организаторов - создать такой эмоциональный настрой, который соответствует праздникам, ни в коем случае не допуская формального подхода. Можно разыгрывать призы:

за активное участие;

за лучшие ответы на вопросы;

за лучшее повествование на тему истории, мифологии;

за лучшее озвучивание скороговорок на родном языке;

за знание пословиц, поговорок, притч.

Система культуры продолжает оставаться малофинансируемой, потому нужно прибегнуть к помощи спонсоров. Спонсорская работа должна поощряться, ибо возрождение традиций - общенациональная, по важности не имеющая равных, проблема.

Рассказы об истории важно сочетать с показом музейных экспонатов. Юность - возраст познания и размышления, возраст выбора профессии, нравственных ориентиров и ценностей. Поэтому организаторы обязаны быть информированными людьми, готовыми дать серьезные исчерпывающие ответы. Мероприятия могут быть организованы с приглашением историков, этнографов. Действенными средствами будут чтение литературы (книг, журналов, статей), конкурсы, вечера вопросов и ответов, демонстрация одежды, которую адыги носили в определенные эпохи, с рассказами о традициях, быте и нравах адыгов тех времен.

Знакомство с краеведческой литературой должно начинаться с книг просветителей первого поколения: Хан-Гирея, Каламбия, Ш. Ногмова, А. Кешева, Казы-Гирея, Крым-Гирея, П. И. Тамбиева, Т. П. Кашежева. Затем идут авторы нового поколения ученых и этнографов: С. X. Мафедзев, Б. X. Бгажноков. Особенно важна книга Б. X. Бгажнокова «Адыгская этика», подтверждающая, что система нравственных понятий, выработанных народом, - самая ценная педагогика для нового поколения адыгских детей.

2.3. Воспитание патриотизма и любви

Русский автор XIX века Л. Я. Люлье писал: «У черкесов существует какой-то инстинкт, придающий им в обращении вид благородства и пристойности» (7).

Дюбуа де Монпере поведал: «Нынешнее состояние Черкесии вызывает у нас в памяти представление о цивилизации времен первых королей Германии и Франции. Это образец феодальной рыцарской средневековой аристократии, героической аристократии Античной Греции».

По словам А. В. Луначарского, прогрессивные обычаи и традиции народов, как и культура, направлены на то, чтобы приблизить человека к подлинно человеческому, высокому, светлому. Для адыгских детей и подростков этические нормы родного народа - самые близкие понятия, в которых они без труда сумеют освоиться при умелой организации обучения и трансформации нравственных норм на уровне школы, детского сада, семьи и других социальных институтов.

К подлинно национальным качествам кабардинского народа относятся: патриотические традиции, сложившиеся в борьбе за независимость своей земли; трудовые навыки и традиции; оказание взаимной помощи, праздники труда и урожаев; традиции братской дружбы и гостеприимства, уважительное отношение к старшему по возрасту; обычаи, возвышающие человека и культивирующие честность, правдивость, скромность, простоту. В них выражены обобщенные идеи, чувства и нормы поведения, не допускающие в обществе негативных явлений: алкоголизма, наркомании, преступности, которые в настоящее время приобрели массовый характер.

У адыгов всегда были высокие требования к охране своего генофонда. Сегодня наука подтвердила их правоту. Народ, накопивший многовековой опыт, учился избегать того, что пагубно сказалось бы на последующих поколениях. Это было настолько важным вопросом, что адыги скрупулезно отбирали себе жен не только чистых, непорочных и здоровых, но вглядывались в плюсы и минусы всей истории их рода. В сознании цивилизованного и прославившегося в мире своей этикой, укладом жизни, физической красотой и здоровьем народа такие понятия были непреложны.

«Меня поразило количество красивых людей среди собравшихся. Их отличительные черты - это высокий рост, широкая грудь, небольшая нога и пронзительные живые глаза. С полным основанием можно сказать, находясь здесь: «Мужчина - это самое благородное творение, какое только дарит эта страна» (8), - писал Дж. Белл.

Читаем у другого автора, Э. Д. Асколи: «Черкесы стройны, изящны и тонки в поясе, у них кровь алая, благородная, глаза черные, брови дугой, особенно у женщин, которым, я думаю, можно отдать предпочтение перед всеми другими женщинами в мире» (9).

Н. Витсен, нидерландский государственный деятель, состоявший в свите шотландского посланника в Москве с 1864 года, писал: «Как мужчины, так и женщины приветливы, доброго нрава, целомудренны. Среди них можно встретить красивейших людей в мире. Они очень гостеприимны и приветливы» (10).

Видный французский ученый, дипломат, политический деятель, работавший консулом в Крыму с 1783-го по 1787 год, Карл Пейсонель писал: «Черкесы милые, красивые, хорошо сложенные люди, как мужчины, так и женщины... Прежде чем оставить Черкесию, я должен отметить, что они действительно хорошо сложенный красивый народ, их женщины все очень красивы. Женщины этой страны самые красивые и обаятельные, может быть во всем мире: прелесть их внешнего облика и естественная грация очаровывают. Мужчины также почти все высоки ростом и хорошо сложены» (11).

И. Ф. Бларамберг, переселившийся в Россию в 1823 году, немец, генерал-лейтенант русской армии, с 1827-го состоявший на военной службе и неоднократно участвовавший в походах против закубанских адыгов, собирал сведения об адыгах по заданию генерального штаба.

Он писал: «Требования, предъявляемые к князю, следующие: уважение к старости, импозантная внешность и физиономия с правильными чертами, физическая сила и, особенно, неустрашимость; не обладающий этими качествами не может рассчитывать на уважение своих соплеменников могущество. Черкесы - это народ, для которых свобода является величайшим из благ. Ни у одной нации не развито так чувство дворянской гордости, как у черкесов, и поэтому там никогда не бывает случаев неравного брака. Князь женится только на дочери князя, и рожденные вне брака дети никогда не могут унаследовать прерогативы их отцов, если, как минимум, они не женятся на законных княжнах, в этом случае они становятся князьями третьего ранга. Поскольку абхазцы ранее были подчинены черкесам, их князья рассматривались как уздени черкесов; они могли жениться только на дочерях узденей; последние, в свою очередь, могли вступать в браки с абхазскими княжнами. Князь, который женится на дворянке, покрывает себя меньшим позором, чем князь который выдает свою дочь замуж за дворянина» (12).

Вот такая строгая иерархия отношений заставляла общество стремиться к самоочищению, и каждый старался не только ради личного авторитета, но поднимал престиж всего рода, прославляя его и подавая нравственный пример подрастающему поколению. Поддерживать успех достойного рода было гораздо легче, чем самому наполнять его историю подвигами и славой. Да еще в атмосфере, когда любой благородный поступок оценивается по достоинству, а любое негативное действие, трусость и малодушие, вызывают протест. Считалось, например, большим позором, если человек появлялся в обществе в нетрезвом виде. Он надолго покрывал себя пятном бесчестья. Черкесы вели трезвый образ жизни, подчиненный многочисленным нравственным законам. То есть жизнь имела незыблемые устои, человек наперед знал все ценности, которые приведут его к успеху в жизни, и все пороки, которых он должен сторониться, чтобы соответствовать запросам и нормам общества.

Опыт народной педагогики адыгов служил абсолютно здоровому образу жизни, трудолюбию и стремлению завоевать авторитет среди своего народа. Неписаными законами были установлены понятия о добре и зле, о смелости и предприимчивости, о достоинстве и чести, о красоте и здоровье, о милосердии, о сохранении генокода.

Адыги, в какие бы трудные времена они ни жили, с большой радостью для себя и всех родственников, соседей, кунаков, друзей, ожидали появления на свет ребенка - наследника, для которого устраивали праздники, заранее договаривались, кто будет его воспитывать. Такой фразы, как «брошенные дети», просто не могло быть в их лексиконе. Сегодняшняя обстановка вседозволенности заставила людей нашей многонациональной страны узнать смысл этого словосочетания и принять его как обыденное явление, хотя оно трудно укладывается в сознании. Даже животные никогда не оставляют своих детенышей, растят их и любят.

Таких примеров глобального нарушения уклада жизни и вековой нравственности вокруг много. Об этом убежденно свидетельствуют многие современные авторы. К примеру, роман «Плаха» Чингиза Айтматова повествует о бесчинствующих «базарбаях», причиняющих ущерб людям и природе в погоне за обогащением способных на все. Образ волчицы Акбары в романе очеловечен, она ведет борьбу против «хищников людей», мстя им за убитого без причины маленького волчонка, ее детеныша. Айтматов всей силой своего пера первым поднял тревогу, свидетельствуя об эрозии нравственности, о появлении людей без родины, без нации, «перекати-поле», существующих без особых нравственных запросов, способных на любые преступления.

В другом произведении Чингиза Айтматова «Белый пароход» автор повествует о противостоянии добра и зла. «Показывая гибель мальчика в «Белом пароходе», - писал он, - я отнюдь не возвышаю зло над добром, а преследую цель жизнеутверждающую - через неприятие зла в его самой непримиримой форме, через смерть героя». Перо Ч. Айтматова отличается бескомпромиссностью постановки острейших нравственных проблем. Наряду с этим он показывает отсутствие гармонии в жизни и в отношениях людей.

Появление в обществе искаженных понятий и целей, отступлений от нравственных устоев не могло не отразиться и в национальной литературе. Так, в книге С. Хахова «Длинный день» есть повесть о Рамазане, который работает методистом в культурном центре и мысленно пытается противостоять лицемерию окружающих. Рамазана приводит в отчаяние, что даже в школе, где человека воспитывают, можно подкупить педагога за деньги или подарки, добиваясь хорошего отношения и оценок. Рамазан размышляет о жизни адыгов, которые стали не похожими на себя, о современных накрашенных спекулянтках, которых среди адыгов не было никогда, о трудных взаимоотношениях с людьми на работе, которые иногда не подчиняются логике нормальных отношений и понятий. Он убежден: «Наши мысли, наши дела и поступки, устремления, должны быть чистыми» (13). Рамазан живет в этом обществе, наблюдает его жизнь, высказывает свое отношение, но так и не находит в нем гармонии.

В книге М. Кармокова «А тополя все растут» (14) есть эпизод, который из жизни знаком почти каждому читателю. В сельском клубе идет фильм, вдруг рвется кинолента, фильм прерывается и сразу в зале свист, шум. Автор размышляет о том, что клубы и культурные учреждения иногда именуются «культурными» лишь условно, нормы поведения в них мало соблюдаются.

А вот что пишет Тембот Керашев в книге «Состязание с мечтой»: «Адыгеец веками воспитывался в строгих обычаях и правилах поведения. Адыгеец жил с постоянной оглядкой на строгий суд людского мнения» (15).

Высокие требования адыгской этики не позволяли человеку вести себя разнузданно, плеваться, курить и бросать окурки где попало, нецензурно выражаться, появляться в нетрезвом виде. Все это не имело места в жизни адыгов.

Рассказ А. Налоева «В пути» повествует о том, что иногда молодежь хочет выглядеть достойно, а взрослые показывают искаженную нравственность.

В автобусе молодая девушка уступает место старшей. Пассажиры замечают благородство этого поступка и благовоспитанность девушки: весь вид ее говорит о скромности. Поступок девушки не смогла оценить лишь та, которой уступили место. Она заявила: «Вы думаете, она хорошо воспитана, поэтому уступила мне место?» «А как же иначе?» - спросили ее. «Она хочет ближе к этим ребятам стоять, вот и поднялась». Тут девушка незамедлительно попросила бабушку встать под предлогом того, что уронила книгу. Бабушка встала, а девушка села на свое место и сказала: «Бабушка, теперь вы постойте возле молодых ребят» (16).

Здесь автор пытается оправдать молодежь, на которую в основном сетуют, что именно она растеряла этикет. Показывает, что в любом возрасте не следует терять человечность, воспитанность. И что в наше время существует много людей, из слов и поступков которых невозможно перенять положительный опыт.

Об этических проблемах свидетельствуют и другие книги М. Кармокова. Острыми сатирическими рассказами автор хочет передать все, что его волнует в обыденной жизни. Часто перо автора затрагивает тему войны, следы которой остались в сердцах людей («Мужские слезы», «Надежда», «Душа в долгу»). Кто же герой кармоковской прозы? Человек, показанный в непрерывном противостоянии хаосу жизни и сталкивающийся со смертью. Чистая, как родниковая вода, душа девушки Альмажан («А тополя все растут») не выдерживает первого большого обмана, и своей гибелью героиня бросает вызов злу, становится его олицетворенной оппозицией. Ту же роль исполняет героиня рассказа «Нахуна», превращая читателя в единомышленника. Автор старается пробудить наше внимание к такой проблеме, как охлаждение детей к родителям («Теплый чурек»). Еще одной оппозицией злу является женщина-мать, которая потеряла сыновей на войне, но, не веря в их гибель, прождала их всю свою оставшуюся жизнь, день ото дня, до последнего вздоха (повесть «Надежда»).

У писателя много разноплановых персонажей, но наиболее важен для Кармокова главный герой, который доносит до читателя авторский замысел. В этой прозе есть примеры того, что нация стоит на пороге потери языка. Кармоков едва ли не впервые выносит на суд читателя проблемы современной адыгской семьи, которая во все времена являлась носителем высоких традиций.

Национальная художественная литература также пополнилась книгой молодого автора Мухамеда Емкужева «Всемирный потоп», которая вызвала много споров в обществе. Автор емко, с философской интонацией повествуя о происходящем на родине, утверждает свое видение будущего. Если так будет продолжаться, считает он, неизбежна дикость, все будут стремиться к личному выживанию без обычаев, традиций, законов и нравственности.

Русский мудрец И. А. Ильин, о котором было сказано выше, писал о том, что будет после краха коммунистов: «И в этот момент им (народным массам) предложат:

«Демократическую свободу»,

«Право всяческого самоопределения»,

«Доктрину народного суверенитета» (17).

Мы видим, с какой точностью он еще в 1952 году предсказал черты сегодняшней действительности.

«В постперестроечный период в России в самом трудном положении оказался ребенок. С 1990 года растет смертность детей первого года жизни от травм, несчастных случаев и отравлений. Среди детей до 14 лет отмечается рост заболеваемости по всем группам болезней. На 1 января 1994 года в России зарегистрировано 280 случаев заражения СПИДом среди детей. В стране накопилось почти полмиллиона брошенных детей. Экономическое лихолетье подрывает семейные устои, само общество. Ребенок утрачивает саму возможность нормальной жизни. Он неизбежно становится главным пострадавшим во всех коллизиях, происходящих сегодня с российской семьей. Чем это все для нас обернется завтра, предсказать нетрудно» (18).

Вся эта суровая картина усугубляется нуждой и бедностью отдельных семей, отсутствием средств для лечения даже простых заболеваний, которые переходят в хронические. Повсеместно в любых видеопрокатах без возрастного ценза дети могут получать низкопробную видеопродукцию. Как обыденные вещи воспринимаются преступность, алкоголизм и наркомания. В специализированном научно-теоретическом сознании до сих пор не сложился этически освоенный, общепринятый образ воспитания в современную эпоху. Он даже не мерещится за образами гражданского общества и правового государства, которые уже кристаллизируются в длинный шлейф представлений о несовместимости человеческой свободы и социальной справедливости, индивидуализма и коллективизма, рыночной экономики и нравственной чистоты, предпринимательства и порядочности.

Реформы, происходящие в стране, конечно, не вполне обошли воспитательную систему. Крах коммунистического подхода, отход от многих понятий потребовали принятия новых. А между тем воспитание подрастающего поколения - это непрерывный процесс. Правомерность воспитания детей никогда не подвергалась сомнению в истории человечества. Даже первобытное общество заботилось о подготовке ребенка к социальной жизни, к деятельности в контексте той культуры, при которой он появился на свет. Если бы люди вдруг перестали проявлять заботу о подготовке молодежи к жизни в обществе, наступил бы тупик в социальном развитии.

От всего этого есть лишь одно средство: педагогический, социальный, экономический опыт нашего народа, который поможет оздоровить общество и, оттолкнувшись от опыта старших, возродить культуру и этику адыгов, экономические и трудовые традиции и навыки. Б. Бгажноков в книге «Адыгская этика» утверждает: «Стоит только правильно задействовать этот ресурс - и результаты скажутся резким оздоровлением духовно-нравственной атмосферы, реальными перспективами развития, роста, обновления» (19). Нельзя не согласиться и с В. X. Болотоковым, который пишет: «Самая страшная опасность для любой нации таится в уничтожении генофонда и национального мышления, когда она предпочитает погрузиться в океан бессознательного, стать огромной толпой, развращенным и разложившимся сбродом» (20).

«Как зеницу ока из поколения в поколение передавали свои традиции и этикетные нормы, были крайне чувствительны к мнению о себе односельчан, ценили свое положение в обществе и авторитет. Каждый горец стремился вести соответствующий общественной морали образ жизни, быть примером в знании и обычаев, поведении, умении сказать слово, встретить и проводить гостя. Больше всего он боялся оказаться недостойным своих предков и чтобы из-за него не упрекали его детей и потомков. Поэтому молитвы, как правило, завершались словами: «Ди л1ахэм напэ хужькIэ яхуихьыжын Тхьэм дищI» (Дай Бог нам уйти к своим предкам с чистой совестью)» (21).

Этой упорядоченной системе не один век подчинялось буквально все общество. При ее отсутствии громкие постулаты и призывы влияют обычно только на тех, кому и без того от природы дано стремление к лучшему (бессмертны слова русского гения А. П. Чехова: «В человеке должно быть все прекрасно: и лицо, и одежда, и душа, и мысли»).

Французский аристократ Ж.-В.-Э. Тэбу де Мариньи, поступив на русскую службу в 1809 году и достаточно близко узнав причерноморских адыгов, писал: «Восхищение, которое я испытывал по отношению к этой стране, заставило меня задуматься о том, как бы здесь устроиться и добиться доверия ее обитателей, чтобы они видели во мне одного из своих» (22). Восхищали Тэбу де Мариньи обычаи черкесов, добродушие и милосердие.

Об этом же строки А. С. Пушкина:

Когда же с мирною семьей

Черкес в отеческом жилище

Сидит ненастною порой,

И тлеют угли в пепелище;

И, спрянув с верного коня,

В горах пустынных запоздалый,

К нему войдет пришлец усталый

И робко сядет у огня, -

Тогда хозяин благосклонный

С приветом ласково встает

И гостю в чаше благовонной

Чихирь отрадный подает.

Под влажной буркой в сакле дымной,

Вкушает путник мирный сон,

И утром оставляет он

Ночлега кров гостеприимный» (23).

Нынешнее поколение черкесов благодарно Пушкину за эти и другие строки. Но, как и большинство русских аристократов, Пушкин был на стороне Ермолова. Так, например, он писал: «Смирись, Кавказ: идет Ермолов!».

В поэме «Прометей» Т. Шевченко, украинский национальный поэт, призывал черкесов бороться и победить.

«Воинственный дух, благородство и дух рыцарства, любовь к свободе - особенности, в наибольшей степени характерные для психологии и общественного сознания адыгов. Но, вспоминая их историческую судьбу, невольно приходишь к мысли: лучше бы указанные свойства адыгов были выражены менее, и менее о себе бы давали знать. Тогда, может быть, их не постигла бы трагедия. Но в этом случае они не были бы теми черкесами, какими их познал весь мир» (24).

Выбор тяжелый: остаться рыцарями и погибнуть, защищая себя, свою землю, или струсить, но остаться в живых. Конечно, хотелось бы, чтобы Черкесия всегда была цветущей. Но история Черкесии - героическая, жизнь и терпение ее - стоические, и этим надо гордиться.

Олег Опрышко в книге «Через века и судьбы» цитирует исторический роман Стефана Цвейга «Магеллан»: «Какое значение имеет подвиг, если он не запечатлен словом; историческое деяние бывает закончено не в момент его свершения, а лишь тогда, когда становится достоянием потомства» (25).

Трагедия многих современных поколений адыгов в том, что истинную свою историю на земле они не знали. Мы воспитывались на «уравниловке» и в системе «всеобщего среднего образования». Мы кланялись каждому памятнику, но никогда не отмечали дни памяти погибших на войне черкесов. Черноморское побережье пропитано кровью черкесов, и лишь только случайно, может быть, кто-то раз в жизни бросил в морские волны цветок в их память. История народа для нашего поколения состояла из «белых пятен» и доступной стала лишь в последнее десятилетие.

В это десятилетие перемен произошло открытие трагических страниц истории Черкесии, был установлен общенародный День памяти адыгов, погибших в Кавказской войне, все яснее осознается необходимость сохранения языка, культуры, традиций. Новое поколение адыгов вправе знать страницы подлинной истории, чтобы в День памяти прочувствовать всю глубину скорби, постигшей родной народ, ввергнутый в войну на уничтожение. Чтобы счастливо и достойно встречать сородичей, возвращающихся отовсюду на историческую родину, не возводя им бюрократических преград. Любой из них, как и любой из нас, вправе жить на исторической родине, любить землю предков и дорожить ею, как дорожили те поколения адыгов, которые в слезах увозили на чужбину горстку родной земли. Народ стоял насмерть, но на колени не встал.

Иногда по телевизору транслируют встречи с адыгами, проживающими в других странах. Они жалуются на трудности, испытываемые теми, кто решил вернуться на родину предков. Это новое преступление перед потомками выселенных на чужбину адыгов. Стремление к объединению на исторической родине - это стремление восстановить историческую справедливость по отношению к этносу, который подвергся геноциду, не знавшему равных в истории человечества.

«На неоднократные предложения сдаться, не губить, по крайней мере, женщин и детей, бывших в сакле, они отвечают: «Наш дом, наша могила, наши семейства должны погибнуть с нами». И при этом женщины наравне с мужчинами принимают участие в бою и, выбегая на крышу дома, кидают камни в охотников, находившихся около стен. Сакля, наконец, подожжена и защитники, выбегавшие с обнаженными кинжалами, перебиты» (26) (А. Цаллыкати).

Невольно вспоминаются строки из лермонтовской поэмы «Измаил-Бей»:

Горят аулы; нет у них защиты,

Врагом сыны отечества разбиты,

И зарево, как вечный метеор,

Играя в облаках, пугает взор,

Как хищный зверь, в смиренную обитель

Врывается штыками победитель;

Он убивает старцев и детей.

Невинных дев и юных матерей

Ласкает он кровавою рукою,

Но жены гор не с женскою душою!

За поцелуем вслед звучит кинжал,

Отпрянул русский, захрипел и пал.

«Отмсти, товарищ!» - и в одно мгновенье

(Достойное за смерть убийцы мщенье!)

Простая сакля, веселя их взор,

Горит черкесской вольности костер (27).

Или песня-плач «Гонят нас в Стамбул»:

Черные вороны машут крылами. Подлый Анзоров правит делами.

Родина, мы не увидимся снова.

Всем паспорта нам всучили обманом, Нас обдурили, а спорить нельзя нам, Гонят нас, гонят из края родного!

Поезд уходит без опозданья,

Поезд гудит, заглушает рыданья,

Не забывай нас, земля дорогая!

Ветры парчовый платок растрепали, Братья, мы свидимся снова едва ли! Гонят нас, гонят из отчего края!

Плачет, рыдает гармошка чья-то, Больше на родину нет нам возврата,

Нас от родимой земли оторвали!

С близким проститься, сердцу казниться,

Консул турецкий торопит и злится,

Гонят, увозят нас в дальние дали.

В лесу Марыеко, горе мое,

Пушки грохочут,

Богом принужденные - горе мое,

Родину мы покидаем.

Е-о-ой, в Стамбул мы уходим (28).

Вот что писал русский генерал Фадеев об этой войне: «Горцы потерпели страшное бедствие. Они встречали наши удары с каким-то бесчувствием. Как отдельный человек в поле не сдавался перед целым войском, но умирал, убивая, так и народ после разорения дотла его деревень, произведенного в десятый раз, цепко держался на прежних местах».

У адыгов никогда не было в характере, в этикете привычки стонать, выдавая свою боль. Они «встречали удары с каким-то бесчувствием», но это не значит, что им было не больно. Наоборот, они как герои, отважно встречая смерть, не покидали родную землю, сражаясь до конца, и смерть, какой бы она жестокой ни была, встречали на родной земле, не покрывая свои имена позором и презрением. Героическая и достойная смерть считалась честью.

Велась наижесточайшая в истории война, картины которой зверски страшны: «Одни гибли под метелями в горах и лесах, не имея очагов, так как враг сжигал все, другие - от голода, так как враг уничтожал соседние поля. Среди тысяч жертв большинство были женщины и дети» (29). Остатки черкесов, за малым исключением, должны были переселиться за рубеж.

Трагические истории выселения кабардинцев в Турцию тоже свидетельствуют о стоическом, рыцарском характере народа.

А. Берже, официальный русский историк Кавказской войны, писал: «Никогда не забуду того подавляющего впечатления, которое произвели на меня горцы в Новороссийской бухте, где их собралось на берегу около 17 тысяч человек. Позднее ненастное и холодное время года, почти совершенное отсутствие средств существования, свирепствовавшая среди них эпидемия тифа и оспы делали положение их отчаянным. И действительно, чье сердце не содрогнулось при виде молодой черкешенки в рубище, лежащей на сырой земле под открытым небом с двумя малютками, из которых один в предсмертных судорогах боролся с жизнью, в то время как другой искал утоление голода у груди уже окоченевшего трупа матери. А подобных сцен было немало» (30).

Сто лет шла эта война. «В результате Русско-Кавказской войны адыги потеряли 95 % населения и 90 % территории. Навсегда исчезли целые виды этноса: жаниевцы, хейгаки, махоши, убыхи» (31).

«Великие русские писатели и общественные деятели А. С. Пушкин, М. Ю. Лермонтов, Л. Н. Толстой, поэты-декабристы и другие запечатлели в своих бессмертных произведениях о Кавказе память героев, отдавших свои жизни за самое дорогое для любого нормального человека - родину. Русские историки - Дубровин, Фадеев, Щербина, Пейсонель, Абрамов, Торнау и другие - внесли значительный вклад в исследование Кавказской войны. Именно на фундаменте, заложенном исследователями прошлого века, когда-нибудь будет возведено добротное здание истории черкесского народа» (32).

Богатейшая страна, о которой так много писали иностранные путешественники, одичала. Вот как описывали хлебные поля прежней Черкесии: «Мы поднялись вверх по долине через довольно открытый лес, в котором лежали деревья и необыкновенные пышные поля. Затем шел ряд незначительных холмов и ложбинок, которые повсюду были так хорошо возделаны, края полей так чисто и хорошо огорожены, то я мог подумать, если бы позволяла окружающая обстановка, что вижу перед собой одно из лучших обработанных полей Йоркшира» (33).

В 1882 году о горцах, вынужденных покинуть родину, писал А. Берже: «Полумиллионное население из многих племен разного корня, со своеобразными этнографическими способностями, с самобытным строем внутренней и общественной жизни, покинуло родные горы и расселилось по разным провинциям Европейской и Азиатской Турции, где частью погибло от трудностей переселения, частью смешалось с разнородными племенами на местах нового водворения. Филология, этнография и история утратили в этом богатые средства разъяснить много важных вопросов в минувшей жизни черкесов».

Но время показало ошибочность суждений А. Берже о том, что переселенцы утратили самобытность и остались вне истории. Выжившие и обосновавшиеся в других странах адыги сумели сохранить свою культуру, традиции, язык.

«Жизнь черкесских мухаджиров сопровождалась «мелодией возвращения», которая родилась после выселения, ее до сих пор играют на каждом вечере» (34). Заметную роль в развитие черкесской музыки сыграл ансамбль «Северный Кавказ» из Турции, довольно известный на Ближнем Востоке в 60-е годы. Ансамбль сохранил чистоту мелодий благодаря тому, что в черкесской диаспоре в Турции оказалось много потомственных музыкантов. Интересными фактами на эту тему насыщена книга «Адыгские мамлюки» Мухамеда Мусабиевича Хафицэ об адыгах, живущих в Турции, на Ближнем Востоке, о выдающихся общественно-политических и военных деятелях, талантливых писателях, артистах, художниках, композиторах, спортсменах, вышедших из среды черкесского зарубежья.

В каждом повествовании горечь и тоска по родине:

Хакур - ар уэшхышхуэм и ужькIэ къепсыж дыгьэ хуабэщ, Жьыуэ тэджауэ гъавэм елэжь мэкъумэщыщIэщ; ЖэщкIэрэ уафэ кIыфIым къыщыблэ вагъуэщ;

Бийм пэува зэуэл1хэм хьэлу 1ыхьэр езыт Iэнэщ;

Псынэ къабзэщ ар, зэрылъэлъу дыхьэщх псыкъелъэщ; Губгъуэм ит жыгей инщ, ар зэщIэгъагъэ жыг хадэщ; Къуэлэбзум я уэрэд зыщхьэщыт ныджэ инщ;

Шащыху хужьыр а ныджэм телъщ щIымахуэм темыкIыу; Удз уфафэм гъэмахуэм яуфэбгьу губгъуэ инщ ар; КъыщIафыкI щIым а удзхэм гьащIэ зыт и хъугъэпсхэр: Хэкур - ар дэ ди унэ, ди жыг хадэрщ, заводырщ;

Ди гум ди адэжь хэкур щопсэу (35).

(Владимир Черкез)

Сегодняшнее резкое обнищание населения в нашей стране наряду с развалом идеологических институтов увеличило число социально дезориентированной молодежи.

«Теперешняя молодежь должна найти себя в разоренной стране с прерванной преемственностью. В такие времена общество, озираясь с изумлением и испугом, обнаруживает вышедшие из-под спуда варварские аномалии социального поведения. Множество социологов, психологов, педагогов, криминалистов, заглядывая в разные отсеки общественной машины, принимаются за поиски ответов: логичность и тем самым аморальность экономики, когда честный труд не приводит к достатку, а нарушение законов ведет к благополучию; скудость образования и развал воспитания, когда ни школа, ни семья не справляются с гуманизацией подрастающего поколения, неэффективная работа органов правопорядка, кризис объединяющих идеалов, которые еще недавно с грехом пополам препятствовали центробежным силам».

В таких условиях общество должно осознать, что необходимо включить в процесс гуманизации молодежи духовно-нравственные ценности, включив в обязательную школьную программу два новых предмета: история религии и народная этика (или этика вообще с обязательным подробным ознакомлением с этикой народа).

Современные педагоги высказывают тревогу о том, что стремительный научно-технический прогресс ломает культуру, традиции, привычные условия жизни. Рождается новая интеллектуальная реальность, все менее доступная обыденному сознанию большинства людей. При этом научное познание дает осколочное видение мира через множество образов, не сводимых к единству. В результате человечество все глубже погружается в незнание, хорошо замаскированное и неосознаваемое.

«Стремление все объяснить с помощью науки разрушает духовную и эмоционально-ценностную сферы личности. Агрессивность мышления и образования достигла таких пределов, что общество оказалось перед необходимостью качественно переосмыслить весь процесс познания, признать, что в мироздании есть тайна, и нам дано только углубляться в нее... Школа предлагает ученику эклектическую окрошку из наук, малосвязанных с жизнью, оторванных от национальной

культуры» (36).

Н. С. Макоева в книге «Момент долголетия» пишет: «Культура на санскрите означает «почитание света». Культура и этика общения, соблюдение традиций позволяют человеку быстрее уйти от тьмы» (37).

Культура, по представлению каждого, является возвышенным призывом человека к чистым, светлым, гуманным отношениям: к миру, жизни, природе. Она делает человека величественным, удовлетворенным, счастливым. Красота человеческих отношений - наверное, высшая красота жизни. Образование, проникнутое национальным духом и уважением к другим народам, - незаменимый инструмент возрождения культуры и сохранения мира и согласия. Гуманизация образования - его поворот к миру живому и целостному, к всесторонней культуре, к очеловеченному знанию.

«Воспитание - это лишь одна из трех ипостасей, в которых развивается личность: социализация - воспитание - саморазвитие. Социализация личности происходит под влиянием всего миропорядка, начиная от космоса, земли, государства, через общественные институты, экономику, политику, средства массовой коммуникации, кончая семьей, средой молодежного общения

и т.д.» (38).

Социализация современного молодого человека происходит в трудных условиях. Сегодня в школьнике воспитывают комплекс исторической неполноценности, прививают чувство жертвы истории, отчаяние человека, обреченного жить в самой плохой стране. Не случайно, как показывают социологические опросы, 80 % старшеклассников Москвы и Санкт-Петербурга не исключают для себя возможности уехать из России. Историю нельзя судить, историю надо изучать, извлекая из нее уроки. Необходимо впитывать живой опыт предков и на их опыте обретать мудрость, избегая их ошибок.

«Дети - наше будущее», - эта прописная истина является аксиомой. Положение с воспитанием детей само собой не переменится.

Необходимо, не ожидая ответной реакции молодых людей на дегуманизацию нашего общества, принять меры по обеспечению молодежи работой, привлечению ее к общественно полезной деятельности, снять груз социальной незащищенности с плеч неопытных и потерявших нравственные ориентиры юношей и девушек. Растущая преступность, в которую втянута молодежь, переполненные тюрьмы, подростковая наркомания, слепое копирование западных образцов, формирующих молодежную субкультуру, главной ценностью которой стало бездумное прожигание жизни, свидетельствуют об отсутствии серьезных мер в воспитании. Дискотеки, рок-тусовки становятся единственно интересующими молодежь местами времяпрепровождения, подчас это служит средством обогащением для центров, которые из культурных стали превращаться в антикультурные. Дух коммерции разъедает само отношение к подрастающему поколению.

Народная пословица гласит: «Где нет хороших стариков, там нет хорошей молодежи». Сбой в передаче культурных, традиций виден на примере национальных праздников, родовых встреч, превращенных в обыкновенные застолья, на которых нельзя обойтись без спиртных напитков. Пример строгого соблюдения норм этики в обществе наши дети не наблюдают практически нигде. Между тем «в США, Англии, Франции, Японии, Канаде, Израиле, Корее заметно усилилось внимание к воспитанию. Педагоги этих народов направили свои взоры на Россию, имеющий уникальный опыт работы с детьми, который сами же мы изрядно подрастеряли» (39).

Молодые люди остро ощущают социальное расслоение. Многим из них стало труднее получить образование, профессию. Растущая детская преступность в целом по России говорит о неприглядной картине. За 5 лет (1991-1995) уголовно-наказуемые преступления совершили 56 тысяч несовершеннолетних.

Подростковая преступность - это не абстрактные цифры и проценты в сводках МВД. Как сегодня предотвратить дальнейшее духовное разложение общества?

Духовная культура - понятие, имеющее емкое содержание, многогранное. Непосредственным компонентом духовной культуры являются обычаи и традиции, затрагивающие не только духовную культуру, но и материальную, сложившуюся как формы отношения между людьми в их историческом развитии. В них проявляются взаимоотношения людей, отношение человека к обществу, к семье. В них выражены общие идеи, чувства, нормы поведения. Гуманистические обычаи и традиции адыгского народа, отвечающие эстетическому вкусу народа, его этике, являются подлинно человеческими.

О высокой человечности обычаев своего народа пишет в книге «Куко» знаток адыгской культуры Т. Керашев:

«- Нет, эта старуха - удивительный образец адыгейской женщины. Она тоже одна из жертв своей человечности, - говорит Аслан. - Вот зайди к ней купить что-нибудь, ведь она не продаст, а отдаст, у адыгов не было принято продавать продукты питания, разве что на базар отвезут.

- Нет, лучше уж страдать от человечности, чем жить бесчеловечной утробной жизнью, - отвечает Тамара. - Вот эта старуха, как ее украшает человечность, ее человеческий такт. Ее невозможно не уважать. А главное, она сама себя имеет право уважать» (40).

Обычаи и традиции взаимопомощи и коллективной помощи в такой трудной экономической и социальной обстановке, как сегодня, необходимо возродить. Люди должны сплотиться, не допуская обнищания сородичей, больных, одиноких, инвалидов.

Ш. Б. Ногмов писал: «Испокон веков помогать бедным поставлялось всем в святую обязанность» (41). Обычаи коллективной взаимопомощи были присущи адыгскому народу при постройке дома, вспашке приусадебного участка, прополке, посеве, при заготовке сена и т. д. Весенний народный праздник возвращения с пахоты - пример коллективизма, сплоченности, сотрудничества всего общества во имя материального обеспечения всех. На празднике народ в различных состязаниях показывал силу, ловкость, мастерство наездника.

Одна из лучших гуманистических традиций адыгов, прославившая их в мире, - радушное гостеприимство. Эта древняя традиция воспета поэтами и описана учеными. Адыги дарили гостю все, что нравилось ему в доме.

Ш. Ногмов писал: «Для нас всякий путешественник, переступивший порог сакли, есть лицо священное. Его встречают ласково, угощают радушно, дают ему лучшее ложе, провожают с благословением и передают для безопасности друг другу на руки. Хозяин отвечает перед народом за безопасность чужеземца, и кто не сумел сберечь гостя от беды или даже неприятности, того судили и наказывали. Хозяин должен был в случае необходимости жертвовать для гостя жизнью» (42).

По традиции любой приезжий имел возможность остановиться на ночлег у незнакомого ему хозяина. Со стороны хозяина принято было проявлять всяческое радушие. Гость может оставаться столько времени, сколько ему заблагорассудится. При этом никто его не спросит, откуда он, кто, куда путь держит, пока он сам не скажет об этом. Гостю оказывались все почести. Приезжие являлись гостями не только Для одного хозяина, но и для соседей, родственников и односельчан.

Об этом народная поговорка: «Приход гостей в твой дом, застольная беседа - подарок для тебя и твоего соседа». По мере необходимости каждый проявлял соответствующую заботу и внимание к гостю. Нарушение законов гостеприимства считалось позором. После того как гость покидал хозяина, гостеприимство его оценивалось окружающими.

Сила общественного мнения играла немаловажную роль в жизни адыгов. Но главную роль играла этика народа и умение быть человеком со всеми качествами, наличие которых требовала этика. Замечательный адыгейский писатель Т. Керашев в книге «Умной матери дочь» так пишет о величии народной мудрости: «Хотя мы престарелые люди, кое в чем, может, и отстали в новой жизни, но нам дано знать нечто такое, что не может дать учеба, а постигается лишь с годами, - это народная мудрость, человечность и сознание долга» (43).

И коль мы коснулись спора о противопоставлении научных знаний молодежи и народной мудрости стариков, вспомним, что по этому поводу думал великий Ф. М. Достоевский (роман «Подросток»). «Тут опять их логика, но ведь в логике всегда тоска», - слышит сын слова отца, который доказывает, что законы сердца, законы любви важнее: «Проклятье современного человека - гордыня знания. Наука затянула наш ум. Мы уже высокомерно смотрим на слезы, на жалость, на слабость».

«Консерватизм Ф. М. Достоевского в наши дни животворнее всякого бессмысленного движения вперед. Это движение без озаряющей его высшей мысли и гуманности ничего не стоит. Количество знания еще не есть знание, нужна вера. Наука не способна дать эту веру. Она оставляет после себя кладбище актов и временно возросших на них идей. Эти идеи недолговечны, они не приносят человечеству успокоения. Достоевский учит нас надеяться на себя, в себе искать силы, способные противостоять той силе, которая только потому и сильна, что рассчитывает на наше подполье, на наш страх. Напоминая о высшем в нас, о Боге в нас» (44).

XX век, несомненно, был временем наибольшего разрыва между развитием научно-технической мощи человека и утратой нравственного «субъекта» прогресса. Процесс этот тревожил и другого классика русской литературы, Л. Н. Толстого: «Как мы, богатые люди, ни поправляем, ни подпираем с помощью нашей науки, искусства эту нашу ложную жизнь, жизнь эта оказывается с каждым годом слабее и болезненнее, и мучительнее, с каждым годом мы чувствуем увеличивающуюся тоску нашей жизни».

Думы о смысле жизни и вера во Всевышнего всегда сопутствовала народам. Конфуций сказал: «В 15 лет я взялся за учение; в 50 лет я понял Небесные Установления; в 60 лет я научился слушать; в 70 стал следовать желаниям сердца, не преступая черты».

Александр Солженицын, вспоминая свои лагерные годы, писал: «Согнутой моей, едва не подломившейся, спиной дано мне было вынести из тюремных лет этот опыт: как человек становится злым, и как -добрым. В упоении молодости успехами я ощущал себя непогрешимым и оттого был жесток. В переизбытке страсти я был убийца и насильник. В самые злые моменты я был уверен, что делаю добро, оснащен был стройными доводами. На гниющей тюремной соломке ощутил я в себе первое шевеление добра. Постепенно открылось мне, что линия, разделяющая добро и зло, проходит не между государствами, не между классами, не между партиями. Она проходит через каждое человеческое сердце - и через все человеческие сердца. Линия эта подвижна, она колеблется в нас годами. Даже в сердце, объятом злом, она удерживает маленький плацдарм добра. Даже в наидобрейшем сердце - неискренний уголок зла. С тех пор я понял правду всех религий мира: они борются со злом в человеке (в каждом человеке). Нельзя изгнать вовсе зло из мира, но можно в каждом человеке его потеснить. С тех пор я понял ложь всех революций истории: они уничтожали только современных носителей зла (а не разбирая в попытках и носителей добра) - само же зло еще увеличенным берут себе в наследство» (45).

Потеснить зло... Тактично и разумно, доброжелательно и мудро относиться к людям, соседям, родственникам, путникам, гостям, быть человечным в высшем значении человечности и человеколюбия учит адыгская народная мудрость. Отсюда же и рождается ненависть и презрение ко всякому злу, беспорядку, нарушению общественных норм. Потребность народа в разумном укладе жизни, где зло максимально притеснено во славу добра, добрых отношений. И не нужны в такой системе народной мудрости бюрократические и юридические инстанции, их и не было у адыгов в те времена, когда кодекс чести и законы предков были для каждого высшим законом и судьей.

«Жизнь человеку дается один раз, и прожить ее нужно так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы». Фраза, возможно, банальная, но тем не менее заставляет задуматься.

Аналогичны ей по смыслу строки адыгского поэта Анатолия Бицуева:

Къыщыплъысу щIым зы гъащIэ 1ыхьэ

Уэ утеткъэ –

Мы зы уигу нэгъэс:

Псэу ухуеймэ кIэщIу,

Ухуейм кIыхьу, -

ГъащIэу уиIэр

Iуэхуу пщIам хуэдизщ (46).

Здесь речь идет о том, что, коротка твоя жизнь или длинна, оценкой ей станут твои дела.

О бесценном времени и необходимости наполнять его добрыми делами строки талантливого кабардинского поэта Б. Куашева:

Тот, кто время наполнил трудом, -

Правит временем, время ценя.

Тот, кто день свой венчает добром, -Повелитель грядущего дня (47).

На этот счет народная мудрость гласит: «Жьыуэ къэтэджамрэ, пасэу унагъуэ хъуамрэ уакIэщIыхьэнкъым» (Того не опередить, кто рано встал, и того, кто рано создал семью).

Юность - пора выбора жизненной позиции, профессии, пора выбора нравственных ориентиров. Необходимо научить молодое поколение держаться подальше от зла, с самого детства распознавать, что у каждого поступка есть последствия, порой непоправимые. Слова «наркотики» не было в лексиконе адыгов, они оберегали свой генокод от воздействия того, что могло разрушить здоровье поколений. Над современным подростком довлеет среда, и он должен оказаться сильнее ее, чтобы пойти по пути нравственных ориентиров. И как же актуален сегодня призыв Али Шогенцукова:

Взыскательности сердца не смиряй,

Не путай правду

С ложью безобразной.

Сердечной чистоты не оскверняй Отравою бесовского соблазна. Немилосердным с близкими не будь!

Все претерпи: обиды, боль и горе, Бессмертна только правда, не забудь,

Она - маяк для всех плывущих в море. Пусть гром гремит над головой,

Закону жизни верь и будь спокоен,

На страже правды стой, как часовой, Познай себя ты в битве жизни, воин!

Не расточай природой данных сил,

Не предавайся жизни беззаботной,

Кто истину неправдой подменил -

Того зовут сумою переметной.

Пускай года проходят чередой,

Борись бесстрашно с недругами злыми. Твоею путеводною звездой

Да будет навсегда отчизны имя!

Пускай себе бурлит водоворот,

А правда не утонет и в пучине,

Она всегда из омута всплывет, -

Не ржавеет же солнце и поныне (48).

Общими усилиями необходимо противостоять негативным процессам, не допуская их необратимости. Необходимо воспитать адыгских детей так, чтобы они стали носителями мудрости и этики родного народа. На земле это нужно только нам - адыгам.

2.4. Воспитание любви к природе

Любовь к природе аккумулирована во многих народных поговорках. Например: «Дыщэ унэ, нэхъ уи унэжь» (Лучше золотого замка -родной дом); «Хамэ хэку сыщытхъэ нэхъ си хэкужь сыщылIэ» (Чем на чужбине богатством наслаждаться, лучше на родине голодным быть).

Любовь к родине - это любовь, не дающая ее предать и бросить, это желание ее защищать, быть на ней радушным хозяином, а не хищником, не оставляющим живых следов потомству. В книге М. Хафицэ «Адыгские мамлюки» есть такие строки: «ЩIэттынущ хакум папщIэ гьащIэр; ди гъащIм папщIэ Хэкур дымытын!» (Чтобы жизнь сохранить, родину не отдадим). Безмерна любовь мамлюков к далекой родине. Адыгов всегда окружала прекрасная природа, к которой они относились с любовью. Во всем, в их образе жизни ощущалась гармония с родным краем.

Теперь мы понимаем, что на варварское отношение природа отвечает человеку бесплодием, истощением, погубленной красотой. Сегодня охрана природы - одна из наиболее актуальных задач.

Молодежь должна знать, какой любовью и патриотизмом, каким бережным отношением к земле славились наши предки. Историческая летопись свидетельствует: «Черкесия - очень красивая и хорошая страна, с многочисленными равнинами, холмами и горами, лесами и источниками, из которых вытекают прекрасные ручейки» (Энгельберг Кемпфер, XVIII век). Другая цитата: «Здесь много всяких цветов, особенно красивых тюльпанов, а земля засажена сливами, яблоками, грушами, орехами и другими прекрасными деревьями. Вспаханные, ухоженные поля, сады. Видно, что люди все свое уменье, всю свою любовь отдавали родной земле».

Дети должны с детства учиться ценить природу, делая взаимосвязь человека с ней более бережной. Тысячи лет реки несли голубые струи чистейшей воды, и чистота их оберегалась нравственным отношением людей к природе. А что сейчас? Берега засыпаны мусором, его разносят водяные потоки, создавая угрозу распространения дурных болезней. Сопоставьте сегодняшнее состояние горных потоков с отношением к ним в недавнем прошлом, когда человек этически не способен был губить родную природу.

Вот как пишет об этом Тембот Керашев в книге «Состязание с мечтой»: «Река в глубоких ямах затихла и спокойно неслась меж окаймляющих ее деревьев, поверхность ее как зеркало отражала зеленый узор берегов и голубое небо. Но на перекатах стеклянная поверхность реки крошилась и каскадом осколков низвергалась под уклон, яростно перемывала разноцветную россыпь голышей. Чуть дальше, на север, речка уходила в темную синеву узкого леса, расположенного по обоим берегам».

Клокочет, бурлит река, неся свой поток. Буйство леса и другие краски жизни природы ярко отражены в поэтических строках Б. Куашева:

Все, что в душе моей чисто и свято,

Связано кровно с тобою навек,

Долго ходил я дорогой солдата,

Снова к тебе я вернулся, Черек.

Много прошел я земель чужедальних, -

Правда сияла на чистом штыке.

Сколько мне рек повстречалось печальных, -

Слезы и кровь были в каждой реке!

Плавно текли чужеземные реки,

Но убегали, души не согрев.

Только на родине, только в Череке

Я услыхал кабардинский напев.

Как материнская речь, ты близка мне,

Влага, бегущая из ледников.

Как я люблю эти белые камни,

Эти верблюжьи горбы берегов!

Каждой весною, почуяв раздолье,

Скалы крутые ломал ты порой,

Но, замечая твое своеволье,

В спор мы еще не вступили с тобой (49).

Все переплетено в любви к родному краю: и язык, родной и близкий, дорогой, как материнское молоко, и шум родной реки, у берегов которой вырос автор. Беспредельно близки, неотделимы от сердца ропот и шум реки.

Кавказ многократно воспет. Общеизвестны классические строки, в которых М. Ю. Лермонтов признается в любви к Кавказу:

Хотя я судьбой на заре моих дней,

О южные горы, отторгнут от вас,

Чтоб вечно их помнить,

Там надо быть раз:

Как сладкую песню отчизны моей,

Люблю я Кавказ.

Или другие стихи:

Приветствую тебя, Кавказ седой!

Твоим горам я путник не чужой:

Они меня в младенчестве носили

И к небесам пустыни приучили.

И долго мне мечталось с этих пор

Все небо юга да утесы гор.

Прекрасен ты, суровый край свободы,

И вы, престолы вечные природы,

Когда, как дым синея, облака

Под вечер к вам летят издалека,

Над вами вьются, шепчутся, как тени,

Как над главой огромных привидений Колеблемые перья, - и луна

По синим сводам странствует одна.

Как я любил Кавказ мой величавый, Твоих сынов воинственные нравы,

Твоих небес прозрачную лазурь

И чудный вой мгновенных громких бурь, Когда пещеры и холмы крутые,

Как стражи окликаются ночные;

И вдруг проглянет солнце, и поток Озолотится, и степной цветок,

Душистую головку поднимая,

Блистает, как цветы небес и рая (50).

В стихотворении «Кавказ», написанном в 1830 году, поэт воспевает красоту и величие гор, признается в своей страстной любви к краю, ставшему для него второй родиной. Посещение Кавказа обогатило

Лермонтова новыми впечатлениями; вдохновленный поэзией жизни, природой, он создает произведения с кавказской тематикой: «Черкесы», «Кавказский пленник», «Каллы», «Аул Бастунджи», «Измаил-Бей», «Беглец» и другие.

Глубина любви к родному уголку была столь велика, что даже изгнанники, нарушавшие общественный порядок, возвращались, чтобы хоть издали полюбоваться своей землей. Ценность природы нравственно чтилась. Именно так случается, если уклад народной жизни соответствует нравственным нормам. Тогда у человека появляется необходимость относиться к природе, как к живому существу.

«Природа обогащает ум, облагораживает душу, открывает тайны жизни», - сказал Л. Фейербах.

В книге Т. Керашева «Состязание с мечтой» есть такой пафосный эпизод: «Спасибо тебе, Айдемир! За сад спасибо! Не посрамил нашу стариковскую честь: ты посадил этот сад по-хозяйски добротно! Спасибо! Да, добрые у вас сады. Особенно толковый сад этот вот, ближний, что Айдемир посадил, и откуда только ты достал такой набор самых лучших зимних сортов. Массив в нескольких гектаров крупного чернослива. Очень хороши сорта яблок - «Ренет Симиренко», «Джонатан», «Банан зимний», «Розмарин белый», а самое главное, чего давно ищу и не нахожу - это высокоурожайный «Розмарин Черкесский» (51).

Черкесы были талантливыми земледельцами и садоводами. Мой дедушка, Мухтар Альборов, один из первых ученых-агрономов республики, выращивал редкие сорта деревьев, которых я никогда и нигде больше не встречала. Многие ветераны в Старом Череке помнят о его мичуринских достижениях. Опыт дедушки, к сожалению, остался неизученным. Он любил землю и относился к ней бережно, оберегал каждый кустик, и природа одаривала его богатыми урожаями.

Прекрасные земледельцы, трудолюбивые животноводы, пчеловоды, черкесы все же главную любовь отдали коневодству. Ухоженный, прекрасный и любимый скакун в жизни черкесов был дорогим существом. В одном из повествований о Кавказской войне есть трагический эпизод: «Большое количество черкесов, обессилевшие, едва живые, лежали лицом к востоку в ожидании смерти, и, что удивительно, лошади их стояли рядом, не бросая своих хозяев, будто понимали всю трагедию происходящего».

О том же строки М. Ю. Лермонтова:

Далеко от сраженья, меж кустов

Питомец смелый трамских табунов,

Расседланный, хладея постепенно,

Лежал издохший конь; и перед ним,

Участием исполненный живым,

Стоял черкес, соратника лишенный.

О трагическом эпизоде расставания с любимым конем повествует А. Цаллыкати: «Убыхи умирали сотнями, голодные, обессиленные. До того, как достичь берега Черного моря, Хажитык похоронил отца и мать. Позже не вынесли холода и голода его два младших брата и сестра. Он остался один. Многие из его друзей, прославленные храбростью и честностью, погибли. Куда бы ни глядел он, видел, как гибнет его народ. Люди неслись, как бесконечный разлив: «Скорее в Стамбул». Волы кричали, собаки лаяли, женщины плакали, мальчишки ревели, пули звенели. Только молодые беззвучно переносили горе. Вот и синее море без конца и края. Объятый горем Хажитык последний раз обнял любимого коня, расставаясь с лучшим другом, что был у него» (52).

Примечания

1 Эстетическое образование и воспитание. М.: ГРЮБ, 1996. С. 5-8.

2 Бгажноков Б. X. Адыгская этика. Нальчик: Эль-Фа, 1999. С. 88.

3 Аргументы и факты. 1996. № 28.

4 Социология: Курс лекций. М., 1997. С. 86.

5 Арагон Л. Собр. соч. М.: Художественная литература, 1961. С. 288.

6 Цит. по: Эстетическое образование и воспитание. М., 1996. С. 18.

7 Люлье Л. Я. Черкесия - историко-этнографические статьи в кн.: Дубровин Н. Черкесы (адыге). Нальчик, 1991. С. 297-354.

8 Цит. по: Культура адыгов / Сост. X. К. Казанов. Нальчик: Эльбрус, 1993. С. 40.

9 Там же.

10 Там же.

11Там же.

12Там же.

13 Хахов С. Длинный день. Нальчик, 1996. С. 25.

14 Кармоков М. А тополя все растут: Роман в 2 кн. Нальчик: Эльбрус, 1994 - 384 с.

15 Керашев Т. Состязание с мечтой. Майкоп, 1935. С. 27.

16 Народный писатель: (Методические материалы по творчеству А. На-лоева). Нальчик: РЮБ, 1996.

17 Круг чтения. М., 1991 С. 103.

18 Живи и знай. Белая книга детства. М., 1995. С. 14-20.

19 Бгажноков Б. X. Адыгская этика. С. 7.

20 Болотоков В. X. Заметки о национальном духе: Доклады АМАН. Нальчик, 1995. Т. 1.№2. С. 111.

21 Мусукаев А. И., Першиц А. И. Народные традиции кабардинцев и балкарцев. Нальчик, 1992. С. 216.

22 Культура адыгов. С. 105

23 Пушкин А. С. Избранное. Ставрополь, 1997. С. 139.

24 Бетрозов Р. Два очерка из истории адыгов. Нальчик, 1993. С. 100.

25 Опрышко О. Через века и судьбы. Нальчик, 1982. С. 5.

26 Цаллыкати А. Борьба за волю гор Кавказа // Кавказский край. 1993. №2. С. 21.

27 Лермонтов М. Ю. Кавказские поэмы. М., 1983. С. 61.

28 Цит. по: Касулюв А. X. Геноцид адыгов. Нальчик, 1992. С. 159.

29 Цит. по: Трат Р. Черкесы. М., 1992. С. 40.

30 Там же.

31 Бгажноков Б. X. Черкесы на рубеже эпох // Жизнь национальностей. М., 1999. С. 83.

32 Хапсироков X. Ж. II Жизнь национальностей. 1999. № 2-3. С. 77.

33 Трахо Р. Черкесы. М., 1992. С. 62.

34 Бадерхан С. Музыка Кавказской диаспоры // Кавказский край. 1993. № 2. С. 15.

35 Хафицэ М. М. Адыгские мамлюки. Нальчик: Эльбрус, 1994. С. 18.

36 Педагогика. Теоретический научно-методический журнал М., 1996, № 7. С. 70.

37 Макоева Н. С. Момент долголетия. Пятигорск, 1996.

38 Караковский В. Общечеловеческие ценности - основа воспитательного процесса // Воспитание школьников. М., 1996. С. 4.

39 Лушагина А. Теория и практика воспитания // Воспитание школьников. 1997. №4. С. 48.

40 Керашев Т. Куко: Роман. Лит. ред. В. А. Попова; Перевод с адыгейского авт. М.: Сов. Россия, 1980. С. 20-21.

41 Ногмов Ш. Б. История адыгейского народа Нальчик, 1958. С. 30.

42 Там же.

43 Керашев И. Умной дочери мать. Майкоп, 1963. С. 176.

44 Золотусский И. Достоевский освобождает нас от страха // Круг чтения. 1991. С. 102.

45 Цит. по: Я и мой мир: Пособие для учащихся. С. 84.

46 Бицуев А. Избранное: Стихи, баллады, поэмы. Нальчик: Эльбрус, 1997. С. 141.

47 Куашев Б. Молодые журавли. Нальчик, 1971. С. 30.

48 Шогенцуков А. Стихи и поэмы. Нальчик, 1981. С. 43.

49 Куашев Б. Молодые журавли. Нальчик: Эльбрус, 1971. С. 99.

50 Лермонтов М. Ю. Кавказские поэмы. Орджоникидзе: Ир, 1983. С. 96.

51 Керашев Т. Состязание с мечтой. Майкоп, 1935. С. 27.

52 Цаллыкати А. Хажитык // Дарьял. 1995. №4.

Глава 3

АДЫГСКАЯ ЭТИКА В ПРОИЗВЕДЕНИЯХ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

3.1. Воспитание через устное народное творчество

Сказки, мифы, притчи, рассказы и песни о героях, о подвигах, простые повествования из жизни были важны для социализации молодого человека в адыгском обществе. Много таких повествований и напевов исполнялось в гостиных, кунацких.

Об этом повествует Т. Керашев в романе «Одинокий всадник»: «К вечеру в гостиной, где остановился Ерстам, стали собираться люди. Ерстам, наблюдая за ними, замечает в каждом: владеют сердцем и головой, мужественны; следят за своим поведением и словами, никакой фальши и наигранных шуток. И поведение, и человечность, и осторожность - врожденные качества» (1).

Адыги не упускали возможности посетить гостиную в доме, где остановились знатные люди, прославленные в народе. Гость и пришедшие к нему для общения и знакомства обменивались знаниями о том, как живут другие народы, казаки, русские. Адыгские дети были любознательны, расторопны, сообразительны, а про непонятливых и несообразительных адыги с иронией говорили: «И адэр къалъхури и къуэм зигъэпсэхужащ» (Родился отец, и сын отдыхает). Любые эпизоды нарушения этикета - промахи и нерадивость, позор на скачках -не оставались незамеченными.

Говоря о воспитании детей на произведениях устного народного творчества, нельзя не вспомнить роль народных певцов - джэгуакIуэ, вся жизнь которых была цепью беспрерывных шуток и острых слов. ДжэгуакIуэ воспевали не только геройство, мужество и храбрость. Попасть на острие их шуток из-за своей неуклюжести в быту, в труде или в бою было крайне неприятно. «При них каждый старался держать себя чинно, как бы боясь попасть им на язык».

Адыги учили детей добропорядочности («Сделаешь добро, добром вернется»), бережливости («Не положишь, не возьмешь»), трудолюбию и ответственности («Узэгугъур къогугъуж»), сплоченности

(«Зэхьэзэхуэр мэунэри, зэижитIыр мэунэхъу»), осмотрительности («Чэнджащэ щыуэркъым» - Кто советуется, тот не ошибется).

Взвешивать свои поступки считалось необходимым: «Гупсыси псалъэ, зыклъыхьи тIыс» (Подумав, говори, посмотрев вокруг себя, садись). В этой пословице четко отражается характер адыгов и требования их этики. Черкес слов на ветер не бросает и просто так не болтает, никогда не садится в присутствии старших.

Адыги трезво смотрели на жизнь, и непременным условием благополучия считалось трудолюбие: «Улажьэм, лыжь пшхынщ», «Лажьэр 1ыхъэншэу къанэркъым» (Кто работает, тот ест мясо. Кто работает, не останется без доли), «Iуэху мублэ, блэ хэсщ» (В неначатом деле змеи водятся).

Пословицы отражают решительность, волю к действию без боязни и суеты: «УкъимыкIуэтыу пэрыувэ гуэхуми къохъулIэнщ» (Будешь неустанно добиваться своей цели, твой план осуществится).

«Л1ы пхар яукIкъым» (Связанного мужчину не бьют). Черкесы были смелы и мужественны, но хранили достоинство настоящего воина. Они не стреляли в спину, как трусы, а всегда наступали на врага достойно, по-рыцарски. Обессиленного и связанного никогда не били. В книге Т. Керашева «Одинокий всадник» есть такой эпизод. На Ерста-ма, главного героя романа, нападает в лесу всадник, которого он легко одолевает и связывает. Побежденный воин молча лежит лицом вниз, готовясь гордо встретить смерть. Но Ерстам не таков, чтобы убить лежачего. Он оставляет его в лесу живым (2).

Адыгейские песнопения играли также воспитательную роль. Адыгейские певцы (гегуако) собирались на празднествах, чтобы по обыкновению петь про богатырей адыгского народа. Песни черкесов делятся на героические, исторические, обрядовые, любовно-лирические, песни пахоты, косьбы, свадебные и др.

История черкесов (адыгов) хранит множество героических имен. Черкесы восхищали мир своей отвагой и умом, благородством и чистотой души, горячей любовью к свободе и физическим совершенством. Духом рыцарства были проникнуты быт и нравы. «Быть или не быть порядочным наездником, то есть героем, было для всякого свободного адыга почти равнозначно вопросу о жизни и смерти. Можно сказать, что адыгское дворянство не знало иных целей и стремлений в жизни, кроме наезднических подвигов, и слава героя была для них заманчивее всех мирских благ. Оно не довольствовалось репутацией воина бесстрашного, смелого, предприимчивого, испытанного всякого

рода лишениями и невзгодами, но метило гораздо дальше, добивалось вместе с тем славы благородного, великодушного рыцаря» (3).

Мудрость народной педагогики адыгов - в самой сути и призвании человека на земле, в продлении жизни и обеспечении ее наилучшими нравственными законами. Встречая восторженно и радостно эту жизнь, адыги растят здоровые корни на здоровой почве. Человек, произрастая на ней, получает уроки того, что хорошо и приемлемо для этики его народа, и что плохо. Народное мнение, контролируя допустимое и недопустимое, растит угодное этой почве здоровое поколение, способное хранить этику народа с се нравственным запросом, учтивостью, человечностью существования и преданной патриотичной искренней любовью к своим истокам. К родной земле. Напевы, идущие из глубин народной жизни, остаются в сердце навсегда. К примеру:

Сто истин

Истин столько, что не счесть, Если ум и голос есть,

Подпевай, а если нету,

Сядь и слушай песню эту.

Даже бурная река

Начиналась с ручейка.

Сад из зернышек расцвел, Вышел из яйца орел.

Разве есть такая сила

Чтоб сплоченных победила?

А того, кто одинок,

Бьет и человек, и бог.

Из того, что есть вокруг, Лучшее - хороший друг.

Тем, кто обижает друга,

В трудный час бывает туго. Знания - сила мудреца, Медлящий в бою - не воин, Спорщик жалости достоин. Нерадивые волы

Недостойны похвалы.

Коль с соседом вы враги,

Брось хозяйство и беги.

Нет богатства - не ленись,

Есть богатство - не гордись:

И у самой гордой птицы

Могут крылья подломиться.

Худшее из зол - донос,

Тот собака, кто донес.

Для арбы привычна тряска.

Женское оружие - ласка.

Если девушка грязна,

В девках и помрет она.

Сонная жена ленива,

А ленивая - сонлива.

И журавль без журавленка

На заре кричит не звонко.

Дождик падает из туч,

Куст шиповника колюч.

Тот, кто тащится за бабой,

Сам не лучше бабы слабой.

Не дождется похорон

Тот, кто морем погребен,

Чтобы покарать сурово,

Бог людей лишает крова.

Человек без друга - зверь,

Нелюдимому - не верь!

Снохи ссорятся всегда,

Пуля - горькая еда.

Боль, ей-богу, не причина,

Чтобы слезы лил мужчина.

В доме без гостей - тоска.

Не накрытый стол - доска.

Если нет в седле джигита,

Это не седло, а сито,

Неотточенные сабли –

Не оружие, а грабли.

Незаряженные ружья –

Это хлам, а не оружье.

Плуг без пахаря - чурбан.

Дурень тот, кто вечно пьян.

Говорящий «враг - не враг!» -

Это трус, а не добряк.

Дом без крыши - не жилище,

Хвастовство для труса - пища.

Умного от дурака

Отличишь издалека.

Как утес, душа джигита,

Если тайна в ней сокрыта.

Счастье, коль умен вожак,

Горе, если он дурак.

Жалости достоин тот,

Кто за дураком идет. Бедным тяжелее всех, Бедного обидеть - грех.

У меча один закон:

Коль остер, так рубит он. Курица, коль нет насеста,

На земле находит место. Коль живет при теще зять, Как, скажи, его назвать? Дуб, дающий тень в тиши, -Утешение души,

А сухой безлистый дуб Годен разве что на сруб. Честолюбец хмур и зол, Если славы не обрел. Осенью тыквоваренье

Для хозяек наслажденье. Если б знали, где беда,

Не ходили бы туда.

Бедняки друг другу братья, А бедняк, чей брат богат, Брату своему не брат.

Воспитание детей происходило сугубо в семейном кругу, поскольку неприличными были нравоучения детям при посторонних, особенно гостях. В лучшем случае, родители могли предупредить ребенка мимикой - насупив брови или незаметно погрозив пальцем. Адыги воспитывали сдержанно и спокойно, обходясь предупреждениями.

У черкесов не было письменности, но лексикон их изобилует рассказами, сказками, поучительными повествованиями, мифами, притчами воспитательного значения. Своевременно рассказанное к месту повествование играло большую роль в формировании сознания ребенка. В сказках черкесов всегда добро побеждает зло.

У адыгов святым считалось материнское молоко. Отведавший материнского молока другой ребенок считался молочным братом или сестрой, и эти узы родства свято чтились. Выше мы приводили повествование о преступлении одного молочного брата перед другим, который при всей строгости черкесских нравов и законов кровной мести не нарушает святость уз, соединенных материнским молоком, а оставляет преступника перед судом собственной совести. Молочные брат и сестра - навсегда родственники.

По представлениям адыгов, необходимо избегать излишней ласки, которая может изнежить юную душу. Подавляя в себе природную любовь к детям, черкесы старались воспитывать нравоучениями, рассказами, подсказками. Если ребенок находился у аталыка и воспитывался там, то родители не то что позволяли себе нежности и ласки, но даже не показывали, что замечают его присутствие.

У адыгов есть много нравоучительных пословиц. О своенравных говорили: «АдэмыгъэIущ, анэмущий» (Не умудренный отцом, не воспитанный матерью). О людях злых и неприятных: «А жалыр зыщ, ар тIущ» (Несущий смерть один, он второй). О мудрых говорили: «Акъылым уасэ иIэкъым, акъыл зиIэм жэгьуэгьу иIэш» (Ум - великая ценность, кто обладает умом, у того есть враги). «Акъыл кIэщIыр, бзэгу кIыхыц» (Не обладающий умом обладает длинным языком). Позором считалось обнародовать тайну: «Хьэм хуэдэщ бзэгузехьэр» (Тот собака, кто донес). О насмешниках: «Ауан ящIыр ауэныщI кIуащ» (Смеется над другими тот, кто сам смешон). О послушных детях: «Анэм ипсэ» (Душа и сердце матери). О мужественных: «Анэм л1ыуэ къилъхуащ» (Рожденный матерью-мужчиной) (4).

Важно было воспитывать в детях чувство собственного достоинства. На этот счет говорили: «Зи щхьэ пщIэ хуэзымыщIыжым, уасэ иIэн» (Не велика цена того, кто сам себя не ценит).

Про злых говорили: «Дыгьужьыгу ишхащ»(Сердце волка съел).

О невоспитанных говорили: «ДунейуцIэпIщ» (Мир загрязняющий). О благонравных и красивых: «Зи нэгу къабзэм и гури къабзэщ» (Чистый взор, чистая душа), «Дыгъэ нурыр къыщхьэщех» (Несущий свет, или светящийся как солнце) (5).

Древней энциклопедией нравственной жизни на земле, лучшим отражением национального характера является нартский эпос. Глубокое чувство любви к родной земле, трудолюбие, бесстрашие в борьбе с носителями зла, помощь слабому, защита обиженного, выносливость в походах, ловкость и смекалка в трудные минуты, твердость характера и неукротимость в борьбе - качества героев народного эпоса. Их поступки, разграничение ими категорий добра и зла являются вечными примерами мудрости и добродетели в различных жизненных ситуациях. Храбрый и суровый Сосрыкъуэ - пример героизма и самоотверженности, мужества во имя родины, ради жизни народа на земле. Бадынокъуэ - гроза чинтов, врагов народа. Мать его, отважная воительница, воспитала в нем мужественного воина, ненавидящего врагов - свирепых разорителей нартской земли. Богатыри нарты - храбрые воины, а также хлебопашцы, искусные плясуны, певцы, музыканты. Примечательны мудростью, обаянием, недоступностью, остроумием и образы девушек Мелэчыпхъу и Дахэнагъуэ. Мелачыпхъу - олицетворение ума и верности женщины, силы ее большой и преданной любви, преодолевающей все испытания. Дахэнагъуэ - счастье народное. Она недоступна для властолюбцев, жаждущих завладеть «счастьем». Заботливая мать Сатаней - олицетворение женской мудрости. Сатаней умеет отгадывать тайны природы, замыслы коварных врагов, помогает нартам преодолевать их.

Наряду с эпосом, воспитательную роль играют сказки. В основе черкесских сказок - древний сюжет о борьбе светлых сил с темными. Эти истории являются нравоучительными, воспитательными. Популярны и поныне в народе сказки «Ханская дочь и охотник», «Девушка-лань». «Наскочила коса на камень», «Охотник и черт», «Один вор искуснее другого» и т. д.

К сожалению, у адыгов не было письменности и не осталось художественных повествований того периода, когда история свидетельствует о рыцарстве и высоконравственных отношениях в обществе черкесов, их этике, человечности и стоически отчеканенном поведении в обществе. «Народ, не имеющий письмен, не имеет и своей истории: о нем пишут другие. Он знает только, что его предки жили; таков обыкновенный порядок в мире - знает, что они действовали; свидетельства их деяний доходят до позднего поколения. В чем же проявляются эти свидетельства? Разумеется в остатках произведений рук, в оружии, в утвари, зданиях и других вещественных памятниках былого, в произведениях поэзии, в песнях, сказаниях, вымыслах, изустных преданиях, сохранившихся в памяти потомков... Народ черкесский, хотя он был чужд всякой гражданской образованности, отличаясь природным умом и воинственным характером, охранял в течение многих веков свою самобытность» (6).

3.2. Краеведение как воспитательный фактор

Изучение литературы о родном крае имеет большое значение для познания этики народа.

Адыги чтят память великого М. Ю. Лермонтова, во многих произведениях обращавшегося к горской теме.

Горцы в произведениях Лермонтова - люди дела, люди чести. Романтизируя жизнь народов гор. изображая ее своеобразие, поэт не идеализирует ее. Он разоблачает эгоистичных и трусливых, воспевает смелых и мужественных. «Кавказский пленник», «Черкесы», «Измаил-Бей» посвящены национально-освободительной тематике. Они свидетельствуют о глубоком знании поэтом истории Кавказской войны, быта, нравов горцев.

Но вот его, подобно туче,

Встречает красная гора:

Пестрей восточного ковра

Холмы кругом, все выше, круче;

Покрытый пеной до ушей,

Здесь начал конь дышать вольней,

И детских лет воспоминанья

Перед черкесом пронеслись,

В груди проснулися желанья,

Во взорах слезы родились.

Погасла ненависть на время.

И дум неотразимых бремя

От сердца, мнилось, отлегло;

Он поднял светлое чело,

Смотрел и внутренне гордился,

Что он черкес, что здесь родился!

Меж скал незыблемых один

Забыл он жизни скоротечность,

Он, в мыслях мира властелин,

Присвоить бы желал их вечность.

Забыл он все, что испытал,

Друзей, врагов, тоску, изгнанья

И, как невесту в час свиданья,

Душой природу обнимал... (7)

Описывая суровые картины войны («все сожжено: аул, где детство он провел, мечети, кровы мирных сел»), автор подмечает безмерную любовь черкеса к родным краям.

«Поэт совершил подлинный гражданский подвиг, сказав прогрессивному русскому читателю правду о Кавказе и народах, обитающих в этом крае, втянутых в водоворот истории в первой половине XIX века. Он совершил то, что недоступно было даже самым просвещенным представителям горских народов» (8).

Повествуя о черкесах, поэт показывает знание их быта, нравов, фольклора.

Куда черкес направил путь? Где отдохнет младая грудь

И усмирится дум волненье? Черкес не хочет отдохнуть -Ужели отдыхает мщенье?

Аул, где детство он провел, Мечети, кровы мирных сел –

Все уничтожил русский воин.

Нет, нет не будет он спокоен,

Пока из белых их костей

Векам грядущим в поученье

Он не воздвигнет мавзолей

И так отмстит за униженье Любезной родины своей (9).

В поэме «Измаил-Бей» Лермонтов сохранил подлинные имена Измаил-Бея Атажукина и Росламбека Мисостова, ставших прототипами героев. Осветил подробно их биографии. Герой поэмы «Измаил-Бей» получил, как и Атажукин, образование в России, служил в русской армии, был награжден Георгиевским крестом за участие в штурме крепости Измаил. Измаил-Бей - образ мужественного и смелого борца за свободу горцев, свято любящего родину, готового отдать за нее жизнь. Ясное сочувствие, высказанное Лермонтовым в адрес горцев, вызвало запрещение цензурой целого ряда стихов, а также искажение некоторых отрывков поэмы.

Недолго Измаил стоял: Вздохнуть коню он только дал, Взглянул, и ринулся, и смял Врагов, и путь за ним кровавый Меж их рядами виден стал! Везде, налево и направо, Чертя по воздуху круги, Удары шашки упадают: Не видят блеск ее враги И беззащитно умирают! Как юный лев, разгорячась, В средину их врубился князь; Кругом свистят и реют пули; Ну что ж? его хранит пророк! Шелом удары не согнули, И худо метится стрелок. За ним, погибель рассыпая, Вломилась шайка удалая, И чрез минуту шумный бой Рассыпался в долине той...

Измаил-Бей долго находился на военной службе в России, и поэт пишет:

Ты знаешь, верно, что служил

В российском войске Измаил;

Но, образованный, меж нами

Родными бредил он полями,

И все черкес в нем виден был,

В пирах и в битвах отличался

Он перед всеми!.. (10)

Легкий, проворный, мускулистый, подвижный и подтянутый, черкес воспитывался в готовности переносить большие трудности и лишения. Воздержанный и умеренный в пище, он слыл в мире физически совершенным (слово «ожирение» и сопровождающие его болезни не были известны в лексиконе адыгов, такой проблемы у них не возникало). Ум его, как и тело, был легок и подвижен. Он обладал интеллектом, тонким остроумием. Впечатления его были живы и сильны: непреклонный дух отпечатался на его лице и ярко горел в черных глазах. Он легко воодушевлялся красноречивыми доводами, очаровывался красотами поэзии. «Поэзия - жизнь, душа, память бытия древних черкесов, живая летопись событий на земле» (11). Язык его был чрезвычайно богат, ему больше нравились пословицы, поговорки, притчи и загадки, чем мерное течение речи. В искусстве стрелять из лука, метать копье и действовать саблей он не находил себе соперника, никто не мог так ловко, как черкес, с такой грацией управлять конем.

Его образ, его песня легко вписываются в поэзию:

По косогору ходят кони; Колчаны, ружья, седла, брони В пещеру на ночь снесены; Огни у входа зажжены;

На князе яркая кольчуга Блестит, краснея; погружен

В мечтанье горестное он;

И от страстей, как от недуга, Бежит спокойствие и сон

И говорит Селим: «Наверно, Тебя терзает дух пещерный! Дай песню я тебе спою; Нередко дева молодая

Ее поет в моем краю,

На битву друга отпуская!

Она печальна, но другой

Я не слыхал в стране родной.

Ее певала мать родная

Над колыбелию моей,

Ты, слушая, забудешь муки,

И на глаза навеют звуки

Все сновиденья детских дней!»

Селим запел, и ночь крутом внимает,

И песню ей пустыня повторяет.

Песня Селима:

Месяц плывет

И тих и спокоен;

А юноша-воин

На битву идет.

Ружье заряжает джигит,

А дева ему говорит:

«Мой милый, смелее Вверяйся ты року, Молися востоку,

Будь верен пророку,

Любви будь вернее!

Всегда награжден,

Кто любит до гроба,

Не зависть, ни злоба

Ему не закон;

Пускай его смерть и погубит;

Один не погибнет, кто любит!

Любви изменивший Изменой кровавой,

Врага не сразивши, Погибнет без славы;

Дожди его ран не обмоют И звери костей не зароют!»

Месяц плывет,

И тих и спокоен,

А юноша-воин

На битву идет!

Лермонтова привлекало в Измаил-Бее и его сподвижниках то, что никакой враг, как бы ни был он силен, не мог отнять у них ни доброго имени, ни образа мыслей. «Там, на Востоке, тайник богатых откровений», - писал М. Ю. Лермонтов.

Исмаил Атажукин стал известен в России под именем Измаил-Бея. В составе армии Суворова 11 декабря 1790 года он шел на приступ мощной турецкой крепости Измаил, став одним из героев кровавого штурма. Он, как говорилось в представлении к награде, «сражался сильно, сбив неприятеля с валу, завладел оным и потому достоин военного ордена 4-го класса». В 90-е годы Исмаил вернулся в Кабарду. Вместе с родным братом - майором Адильгиреем и родственником - офицером Атажуко Хамурзиным он стал активным участником происходящих в родном крае событий, вызванных политикой угнетения со стороны царской власти.

С 1801 года Исмаил Атажукин служил в Петербурге. Здесь был произведен в полковники. Позже возвратился на родину и решительно выступал против государственной политики на Кавказе, осуждал карательные экспедиции царских властей. Исмаил Атажукин знал, по свидетельствам его современников, несколько языков, был одним из просвещеннейших адыгов. В своих речах перед кабардинцами он призывал держаться российской ориентации, объясняя, что из себя представляет эта огромная страна. Вместе с тем произвол, чинимый царской администрацией, не мог не вызывать протест с его стороны.

События, связанные с историей народного движения в Кабарде и историей жизни князя Исмаила, легли в основу поэмы М. Ю. Лермонтова. Его Измаил-Бей - мужественный борец за свободу родного народа, свято любящий родину, готовый отдать за нее жизнь. Портрет этого достойного человека своего времени предстает в поэме:

Кто ж этот путник? Русский? Нет,

На нем чекмень, простой бешмет,

Чело под шапкою косматой;

Ножны кинжала, пистолет

Блестят насечкой небогатой;

И перетянут он ремнем,

И шашка чуть звенит на нем:

Ружье, мотаясь за плечами,

Белеет в шерстяном чехле

И как же горца на седле

Не различить мне с казаками?

Я не ошибся - он черкес!

Но смуглый цвет почти исчез

С его ланит; снега и вьюга

И холод северных небес

Конечно, смыли краску юга

Но видно все ж, что он черкес! Густые брови, взгляд орлиный, Ресницы длинны и черны Движенья быстры и вольны; Отвергнул он обряд чужбины,

Не сбрил бородки и усов,

И блещет белый ряд зубов,

Как брызги пены у брегов.

Он сколько мог привычек, правил Своей отчизны не оставил (12).

С неподдельной симпатией относилась к черкесам передовая русская общественность в то самое время, когда была в разгаре Кавказская война. Вот что пишет родным А. А. Бестужев-Mapлинский: «Что сказать вам о племенах Кавказа? О них много вздора говорили путешественники, и так мало знают их соседи русские. Наружность их величава: особенно черкесы отличаются гордой осанкой. Сидит ли, стоит ли он, это модель Аякса или Ахиллеса... Все обнаруживает силу и свободу» (13).

Достоинства черкесов воспеты в произведениях русской и мировой литературы. А. С. Пушкин, М. Ю. Лермонтов, Дж. Интериано, Э. Д. д'Асколи, Н. Витсен, Я. Стрейс, П. Брус, И. Гербер, П. Паллас, Я. Потоцкий, А. Дюма, Ш. Монтескье, Э. М. Ремарк, Дж. Байрон, В. Немирович-Данченко - это далеко не полный список авторов, которые воздали должное природным особенностям черкесского народа.

Автор X века Массуди писал: «Из описанных нами племен нет ни одного в этих странах народа, в котором можно было встретить тип с более светлым цветом лица и более красивых женщин. Ни у одного народа нет стана более стройного... Женщины их славятся легкостью своего обращения».

Она мила, скажу меж нами, -Придворных витязей гроза,

И можно с южными звездами Сравнить, особенно стихами,

Ее черкесские глаза.

Она владеет ими смело,

Они горят огня живей.

(А. С. Пушкин - об А. О. Россет)

До нас дошло много восторженных и теплых воспоминаний современников об этой удивительной женщине. Можно заключить, что в ней ценили не только внешнюю красоту, но и ум, простоту в обращении, свободу мыслей, умение интересно рассказывать и живо писать, вести интересные записи. Лучше всего Александру Осиповну Россет, по мнению И. Аксакова, изобразил А. С. Пушкин:

В тревоге пестрой и бесплодной

Большого света и добра

Я сохранила взгляд холодный,

Простое сердце, ум свободный

И правды пламень благородный

И. как дитя, была добра;

Смеялась над толпою вздорной,

Судила здраво и светло,

И шутки злости самой черной

Писала прямо набело.

М. Ю. Лермонтов сделал А. О. Россет героиней неоконченной повести «Лучин». Придя один раз к ней и не застав хозяйку. Лермонтов написал в альбом знаменитый впоследствии экспромт:

В простосердечии невежды Короче знать вас я желал,

Но эти сладкие надежды

Теперь я вовсе потерял.

Без вас хочу сказать вам много, При вас я слушать вас хочу;

Но молча вы глядите строго,

И я в смущении молчу!

Что делать? - речью безыскусной Ваш ум занять мне не дано.

Все что было бы смешно.

Когда бы не было так грустно.

Неизвестно, есть ли в роду у Россет черкесы, но сравненье А. С. Пушкина и характер, нарисованный М. Ю. Лермонтовым, отражают образ истинной черкешенки или очень близкий к этому.

Можно вспомнить и такого потомка черкесов, как легендарный декабрист Сергей Петрович Трубецкой, один из тех. к кому обращены хрестоматийные пушкинские строки:

Во глубине сибирских руд Храните гордое терпенье,

Не пропадет ваш скорбный труд

И дум высокое стремление.

«Черкесы, их обычаи и нравы, занимают большую и лучшую часть моей поэмы», - писал А. С. Пушкин В. П. Горчакову. Речь шла о «Кавказском пленнике». Поэта привлекли не только ратные деяния лихих горцев, но и такие общечеловеческие темы, как любовь к свободе, мирный труд, гостеприимство, отдых у очага в кругу семьи, народные праздники. Об этом великолепные строки:

Бывало, в светлый Баиран Сберутся юноши толпою; Игра сменяется игрою.

То, полный разобрав колчан. Они крылатыми стрелами Пронзают в облаках орлов;

То с высоты крутых холмов Нетерпеливыми рядами.

При данном знаке, вдруг падут.

Как лани землю поражают, Равнину пылью покрывают

И дружным топотом бегут (14).

Рассказ «Чучело» Адыль-Гирея Кешева повествует о несчастливой судьбе девушки Назики. Используя образ прекрасной и прославленной красотой и умом адыгской девушки. автор показал образец рыцарского отношения к женщине, выносливость, гостеприимство и радушие, добрый нрав адыгских отношений и характера. Эта история начинается с того, что по ущелью в жаркий полдень пробираются с трудом по каменистому грунту пять всадников. Утомленные, запыленные, голодные, один из них ранен. Достигнув аула, они останавливаются у известного своей гостеприимностью Теперуко. Теперуко поприветствовал гостей и предложил раненому сесть, но тот отказался, сказав: «Постоять можно». Пока старый Теперуко беседовал с гостями, из уважения к нему никто из молодых людей не присел. А раненого хозяин повторно попросил сесть, сказав:

Напрасно ты не садишься, молодой человек, раненому не доприличий.

Ничего, я постою, - вновь ответил тот.

За беседой и знакомством раненому совсем стало плохо. «В эту минуту молодой человек зашатался от утомления и усилий стоять на ногах. Кровь хлынула изо рта запекшимися кусками, мертвенная бледность покрыла все лицо. Теперуко и Хасан, взяв его под руки,

хотели усадить на постель, но джигит отказался наотрез от такой почести».

Тогда старый Теперуко понял, что при нем молодой человек скорее умрет, чем сядет, и ушел, сказав: «Ну, так я лучше уйду».

Это еще один пример из повседневной адыгской жизни, ярко свидетельствующий о почитании старших молодыми людьми. Семнадцатилетний герой рассказа, соблюдая обычай предков, не выдает своей боли перед старшим.

Затем раненого уложили и оказали ему помощь. Хозяин тем временем в честь гостей зарезал барана. У черкесов был обычай устраивать при больном отвлекающие беседы, развлечения. И сейчас молодежь поспешила в гостиную вместе с дочерью хозяина Назикой. Танцами и песнями стали развлекать гостей и раненого. Назика была умной и доброй. Подруги любили ее за неистощимую доброту и ласковость, за постоянную готовность помочь им. «Молодежь видела в ней не только красивую девушку, но чистую, благородную, умную.

Во время празднеств, на которых неизменно присутствовала Назика, в ауле негде было привязать лошадь от обилия приезжающих всадников, «выстрелы в ее честь» то и дело оглашали округу, так что «за пороховым дымом пряталось само небо». Мужчины нередко хватались за оружие, оспаривая друг у друга честь сделать два, три круга с ней в танце, а гегуако славили ее имя:

Ты краса и гордость земли адыгской,

Твои глаза краше блестящих звезд на синем небе.

Твой стан гибче камыша,

Что растет на берегу Белой речки» (15).

В произведениях национальной литературы много повествуется о черкесе-всаднике - смелом, мужественном, который не пройдет мимо чужой беды равнодушно. Он смел, участлив, рискуя жизнью, не задумываясь, приходит на помощь - таков, например, Ерстам из вышеупомянутой книги Т. Керашева «Одинокий всадник». Мысли, чаяния, поступки, дела Ерстама - это и есть этика настоящего черкеса, князя, воина, достойного человека. Это правда всей его многотрудной, но наполненной подвигами жизни. Ерстама узнают в адыгейских селах, где он никогда не бывал. Имя его известно и прославлено среди адыгов. Ерстам при всех своих подвигах простосердечен, открыт, принимает гостеприимство первого, кто пригласил, с точки зрения адыгства оценивает окружающих его в гостиной, на свадьбе, куда он приглашен. Автор, следя за каждой мыслью своего героя, его по-

ступками, словами, представляет нам настоящего черкеса, которого подвиг и свобода зовут в опасные путешествия. Рыцарь, он не убивает подло напавшего на него в лесу всадника, которого легко одолевает, а, наоборот, видит, что побежденный горд, не умоляет о пощаде и готов принять смерть. Ерстам связывает его и оставляет в лесу. Он молниеносно отзывается на просьбу о помощи, хотя едет с опаской в чащобе темного леса. Вечный образ всадника, спешащего на помощь и защиту - образ Ерстама, - бессмертен и ценен для черкесов всех поколений.

Адыги скоро будут отмечать 100-летие со дня рождения писателя земли адыгской, лауреата государственной премии республики Тембота Магомедовича Керашева. Необходимо, используя приближение этой даты, познакомить молодежь с его произведениями. Знакомя детей с творчеством Т. Керашева, можно повлиять на учебно-воспитательный процесс, вводя в круг чтения книги, которые за пределами школьной программы, но важны для знакомства с культурными реалиями родного народа.

Т. М. Керашев родился 16 августа 1902 года в ауле Кошехабль Адыгеи. С его именем связана целая эпоха в развитии классической адыгской литературы. Книги Керашева - живое дыхание адыгской жизни, неподдельное свидетельство культуры взаимоотношений и жизни адыгов. Не зная его творчества, нельзя считать себя знатоком адыгской культуры. Наследие Керашева имеет большое значение для возрождения адыгских традиций, формирования адыгского мировоззрения, основанного на этике и нравственности. Раскрывая всю глубину мудрости народа, создавшего неповторимую культуру, глубоко, автор остро переживает возможную утрату традиций.

К проблеме сохранения адыгской культуры обращаются сегодня многие современники, думающие о будущем нации. В той же степени это волнует и адыгов за рубежом. Тревога о сохранении исконной культуры - консолидирующая сила в мировом пространстве проживания адыгов. В таких условиях юбилей Тембота Керашева должен сыграть важную роль в воспитании адыгских традиций.

Т. Керашев жил и творил в эпоху социальных сдвигов. Изменение народного сознания он показал с огромной силой и глубиной. Автор описал противоречия переходной эпохи, когда рушились старые формы общественных отношений, быта, сознания, и делались попытки раскрепощения, построения новой жизни. При этом автор сожалеет о потере вековых устоев, но с надеждой на лучшее будущее наблюдает за новым.

«Адыги веками воспитывались в чрезвычайно строгих обычаях и правилах поведения, - пишет он. - Адыгеец жил с постоянной оглядкой на строгий суд людского мнения. И теперь приглядитесь к адыгейцу, идущему по улице, и в его пути по улице и в его походке вы обязательно заметите чуточку манерности, то ли старание придать себе больше величавости и мужественности, то ли скованность, застенчивость, неловкость. Однако в нашем незнакомце трудно что-либо заметить, шел он по аулу непринужденно и вольно, причем вовсе не считался с адыгейским правилом - идя по улице, не осматриваться вокруг с излишним любопытством, не заглядывать в чужие дворы, словно иностранец, впервые попавший в новое диковинное место. Шумаф беззастенчиво и с нескрываемым жадным любопытством заглядывал в чужие дворы. Другие времена, другая жизнь» (16).

Вековые устои дороги автору, а новый, «разнузданный» в манерах человек - «иностранец» среди своих, человек, несущий чуждые его народу манеры.

Писатель развил адыгский литературный язык, обогатил его новыми средствами изображения. Достижения Тембота Керашева - блестящее развитие метода психологического анализа.

Роман «Дорога к счастью» писался с 1929-го по 1939 год и вышел в свет на адыгейском языке в 1940 году, а в переводе на русский язык - в 1947-м. Первоначально автор замыслил роман как картину революционных преобразований в быту адыгейского аула в первые послеоктябрьские годы. Но замысел был расширен, вобрав в себя время острой классовой борьбы, реконструкцию сельского хозяйства, период «великого перелома в жизни народа». Автора отличает мастерство бытописания, удача в изображении женских персонажей, им показаны новые типы героев.

Лиризм романа делает особенно живой и достоверной историю о том, как сквозь новые беды прокладывала дорогу к счастью адыгейская девушка Нафисет.

Мерилом духовной зрелости героев в адыгской литературе со времени романа Т. Керашева стало отношение к национальным традициям. Автор делает своего главного героя их строгим ценителем. Биболэт опирается в своих практических делах на авторитет стариков, трудолюбие, взаимопомощь. В начале романа предстает его образ. Одет Биболэт «в черную черкеску с белыми газырями и кинжалом, за плечами у него развевались большие крылья белого башлыка. В седле он сидел, слегка наклонившись вбок, с непринужденной грацией. Каракулевая шапка, низко надвинутая на глаза, придавала

ему солидный и даже несколько суровый вид. Однако требовательный адыгеец, увидев его, непременно бы сказал: адыгеец, но еще незрелый» (17).

Обычаи, фольклор адыгов присутствуют в разговорной речи, во взглядах и поступках. Живую струю намыса в разговорах и обращении проносит автор по всему роману.

У адыгов очень развито эстетическое чувство красоты. Причем в значение красоты они вкладывают единство формы и содержания явлений и предметов. Тембот Керашев с этнографической точностью повествует об эстетических требованиях черкесов, которые они предъявляли к оружию, коню, атрибутам быта, к повседневной одежде и военной форме. Функциональность военной формы черкесов удивляла даже противников. Изысканность и тактичность в обращениях с людьми, требования, предъявляемые к своей внешности, к внешности своих детей, говорят о ценности красоты в глазах адыгов. Удивительны эпитеты, которыми награждали девушку: золотоволосая, златокудрая красавица, богиня, бесподобная, лунноподобная, райская красавица, хрупкая, полногрудая, крепкобедрая, красавица фея, кареглазая, черноглазая голубка с белой шейкой, чернобровая, стройная как лань, солнцеликая, смирная, брови вразлет, тонкая талия.

Красивая девушка, если она умна, прославляется в народе. В повести «Дочь шапсугов» Тембот Керашев пишет: «Исстари так повелось у адыгов - людская молва выделяла какую-нибудь девушку, восхваляя ее достоинства и создавая ей громкую славу. И если девушка была умна и оказывалась на высоте положения, слава о ней разносилась далеко за пределы края и облетала земли других племен. Всякий мужчина, претендующий на мужество, доблесть и достоинство, жил ли в этом ауле или проезжал мимо него, считал своим долгом посетить знаменитую девушку. В гостевой комнате такой девушки встречались лучшие мужи того времени, приезжавшие зачастую из самых отдаленных окраин, здесь в беседах и спорах испытывалась острота ума, оценивались достоинства людей, и суждения, выносимые здесь, с быстротой звука летели по всей адыгской земле. От имени такой девушки народные поэты сочиняли хвалебные или бичующие песни, сила воздействия которых равнялась силе общественного приговора. Гостевые комнаты таких девушек становились судилищем, где воздавалось должное доблести и трусости, достоинствам и порокам, и главным судьей на этом судилище была девушка. Поэтому почетна, но нелегка была ее доля» (18).

Произведения Тембота Керашева должны быть использованы библиотеками, очагами культуры и воспитания, школами для проведения читательских конференций, бесед об этике народа.

Еще один пример: «Старуха и молодая женщина отошли немного в сторону, подчеркивая почтительную скромность перед незнакомым мужчиной... Старуха, пряча под платком прядь тронутых сединой волос, ждала, чтобы Биболэт, исполняя обычай, подошел первый:

Спасибо сын мой, да продлит твои дни Аллах.

Да сделает Аллах все доброе на свете твоим уделом!

Я знала твоего деда. Славный был человек, таких теперь несыщешь, что ж поделаешь, смерть неумолима. Мало ли хороших людей покинуло этот старый мир, в котором так редки хорошие люди».

В словах женщины звучит уверенность: «Если адыге учится, он не перестает быть адыге».



Pages:     | 1 || 3 |



Похожие работы:

«Нравственное и патриотическое воспитание на уроках ИКБ и башкирского языка. Тема нравственности и патриотизма –  актуальнейшая тема сегодня для нашей страны. Как пробудить в ребенке чувство любви к родине, воспитать нравственные качества? Разве можно  заставить любить окружающую природу, людей,...»

«СВЕДЕНИЯ за отчётный период с 1 января по 31 декабря 2014 года о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера руководителей государственны...»

«Стратегия противодействия экстремизму в Российской Федерации до 2025 года (утверждена Президентом РФ 28.11.2014 г., Пр-2753) I. Общие положения1. Настоящая Стратегия разработана в целях конкретизации положений Федерального закона от 25 июля 2002 г. № 114-ФЗ О противодействии экстремистской деятельности, Указа Пре...»

«Тема "Технологии организации самостоятельной работы студентов" Вопросы Введение Сущность самостоятельной работы Способность к самоорганизации учебной деятельности Виды и структура самостоятельной работы студентов Принципы организации самостоятель...»

«Приложение 2 ООО Учебный центр "ПРОФЕССИОНАЛ" План-конспект урока по английскому языку во 2 классе (ГБОУ Школа №1056) на тему The Country Mouse and The Town Mouse Разработал: Галиева Яна Николаевна слушатель курсов...»

«Работа по сайту – Дарители – Пресс Т.Н. – дополнение и корректировкиБаннер на первое место:-381013906500 6489705905500 Дарители – Президент Попечительского совета СМС – Тамара Пресс ПодробнееС...»

«ПРОЕКТАДМИНИСТРАЦИЯ КОСТРОМСКОЙ ОБЛАСТИПОСТАНОВЛЕНИЕ от г. № г. Кострома О Порядке предоставления сельскохозяйственным товаропроизводителям субсидий на возмещение части з...»

«Народы Севера. Цель: показать детям, что Россия – это большая семья, где живут народы разных национальностей.Задачи:Образовательные: познакомить обучающихся с народами Севера, их образом жизни в самых сложных природных условиях, рассказать о северных поселениях; с названи...»

«Слог и стиль Волков А. А. Элокуцией (лат. elocutio – ‘выражение’) называется раздел риторики, в котором рассматриваются средства и приемы словесного выражения замысла. Публичное высказывание предназначено для аудитории, которая стремится правильно понять ритора и ожидает от него точ...»

«"СОГЛАСОВАНО" "УТВЕРЖДЕНО" На заседании президиума ФФШР 18.10.2016 г. Начальник отдела по физической культуре, Председатель Федерации футбола спорту, туризму и работе с молодежью Шатурского района Администрации Шатурского района _В.В. Сенин _А.Е. Кадочкин"18"...»

«Муниципальное бюджетное образовательное учреждение дополнительного образования детей "Детская школа искусств №11 города Астрахани"Год основания:  Создана в 1949 году, как "Детская музыкальная школа № 2". В связи с расширением сети отделений реорганизована в "Детскую школу искусств № 11 г. Астрахани"...»

«ПРОТОКОЛ публичных слушаний граждан Сарабикуловскогосельского поселения Лениногорского муниципального района Республики Татарстан от "15" августа 2016г.№3 Место проведения – Сарабикуловский сельский дом...»

«Сценарий урока литературы в 6 классе по произведению А. Грина "Алые паруса" Тема: " Победа романтической мечты над реальностью жизни. Душевная красота главных героев книги А. Грина".Цели: Познакомить уч-ся с произведением А. Грина "Алые паруса". Выявить основную мысль : надо делать чудеса с...»

«Методическое письмо о преподавании учебных предметов "Физическая культура" и "Основы безопасности жизнедеятельности"в общеобразовательных учреждениях Ярославской о...»

«ОСТЕРЕГАЙТЕСЬ ДЕСТРУКТИВНЫХ РЕЛИГИОЗНЫХ ТЕЧЕНИЙ! Деструктивные религиозные течения представляют угрозу общественной безопасности, институту брака и семьи, физическому и психическому здоровью человека.Их приверженцы: отрицают национальные ценности, традиции и обычаи всех этносов, проживаюших в Казахстане (в т.ч. празд...»

«Приложение 1 Перечень вариативных программ тестов Всероссийского физкультурно-спортивного комплекса "Готов к труду и обороне" (ГТО)1.Зимние вариативные программы № Программы / Ступени и возраст II 9-10 III 11-12 IV 13-15 V 16-17 VI-VII...»

«Сценарий спортивного развлечения Неделя здоровья Макарова Светлана Юрьевна, инструктор по физической культуре, МАДОУ д/с № 186 "Волчок", г. Тюмень, Тюменской области План мероприятий с 24.02 по 28.02 24.02. 10:00 От...»

«План воспитательной работы по поэтапному внедрению Государственного физкультурно-спортивного комплекса "Готов к труду и обороне" (далее ГФСК "ГТО ДНР") среди воспитанников общеобразовательных организаций Донецкой Народной Республики на 2017/2018 учебный год Разработан согласно плану мероприятий по поэтапному в...»

«Сведения об этнокультурных объединениях Жамбылской области №№ п/п Наименование ЭКО Фамилия, имя, отчество руководителя Дата рождения Адрес этнокультурного объединения Контактные телефоны 1 2 5 6 7 8 1 Жамбылский областной филиал общественного этнокультурного объедин...»

«Про нагородження Почесною Грамотою обласної державної адміністраціїНа підставі Положення про відзнаки обласної державної адміністрації, затвердженого розпорядженням голови облдержадміністрації від 04.02.2011 № 35/2011-р, зареєст...»

«МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ ВОЛГОГРАДСКОЙ ОБЛАСТИГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ БЮДЖЕТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ КУЛЬТУРЫ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ "ВОЛГОГРАДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ ИСКУССТВ И КУЛЬТУРЫ"ПРИНЯТО: УТВЕРЖДЕНО: Ученым советом Ректором ГОБУК ВПО "ВГИИК", ГОБУК ВПО ВГИИК профессором В....»

«АДМИНИСТРАТИВНЫЙ РЕГЛАМЕНТ предоставления муниципальной услуги "Организация деятельности клубных формирований, любительских объединений по различным направлениям (на базе культурно-досуговых учреждений)" Раздел I Общие положения Настоящий административный ре...»

«Разработка открытого классного часа "Вредные привычки" 8 класс Цели: выяснить роль привычек в повседневной жизни; помочь детям объективно взглянуть на свои привычки; выделить "вредные" привычки и рассмотреть их влияние на человека и его окружение; учиться контролировать свои действия и отвечать за...»

«-5727709715500 Міністерство освіти і науки України Прикарпатський національний університет імені Василя Стефаника Факультет іноземних мовIV МІЖНАРОДНА НАУКОВА КОНФЕРЕНЦІЯ СУЧАСНІ ДОСЛІДЖЕННЯ З ЛІНГВІСТИКИ, ЛІТЕРАТУРОЗНАВС...»

«Приложение 1 Результаты участия воспитанников в конкурсах и т.д. 2016-17 уч.г. ОО МКДОУ "ЦРР-д/с№4" Название конкурса, фестиваля, конференции и др. организатор конкурса Общее кол-во воспитанников, принявших участие в данном конкурсе Фамилия, Имя победителя, лауре...»

«План конспект урока английского языка в 8 классе по теме: Trying to Become a Successful Person Who is a successful person? Портрет успешного человека.Цели урока:1)Образовательные : обучение умению вести диалог расспрос: учить запрашивать и сообщать информацию...»

«ДНЗ "Черкаський професійний автодорожній ліцей" Cистематичне і всебічне використання різних форм контролю знань на уроках "Художньої культури"Розробила: викладач предмета "Художня культура" О.В. Журавель Автор: Журавель О.В., викладач предмета "Художня культура" Рецензент: Сокол К.М., заступник директ...»







 
2017 www.li.i-docx.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.