WWW.LI.I-DOCX.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Различные ресурсы
 

Pages:     | 1 | 2 ||

«Л.И. АЛЬБОРОВА Адыгская этика и первичная социализация в традиционной системе воспитания От издательства О ТОМ, ЧТО НАМ ДОРОГО. Эта книга из ряда болевых, ...»

-- [ Страница 3 ] --

В разговоре с Биболэтом старуха говорит: «Кто вернет старый дуней? Можно ли забыть, как сохты (ученики духовной школы) грудью лежали над книгами - учили священные Китабы. Как они с сумками за плечами и с молитвами на устах ходили по домам. Радостно было подавать им. А теперь я даже не знаю, что творится в этом мире» (19).

Тембот Керашев реализует многие возможности проявления характера в бытовой сфере, но особо останавливается на конфликтах со строгим бытом. Эти сцены написаны драматично и являются своеобразными кульминациями истории героя.

Перу известного кабардинского прозаика Ахмедхана Налоева принадлежит другое повествование о всаднике. Роман «Всадники рассвета» изображает бурные и драматические события периода русско-японской войны 1904-1905 годов. Залимгери Керефов, Каирбек Анзоров, их чеченский друг Таша Тасмахилов и другие герои романа являются носителями народной правды. У бойцов Кабардинской и Чеченской сотен разные судьбы, характеры, но их объединяют такие высокие нравственные качества, как доброта, взаимопомощь, чуткость, самопожертвование ради дружбы.

Образ всадника встает перед взором читателя уже на первой странице романа таким, как повествует о черкесском всаднике история: «Пришпоренный лишь слегка, скакун немного прибавил прыти. Жеребец хорошо чувствовал узкую каменистую дорогу в кромешной темноте ложбины. И Залимгери, с детства познавший искусство верховой езды и нрав кабардинских лошадей, мысленно поблагодарил родственников своей жены: они дали ему отменного рысака».

Доволен черкес, когда конь удалой. На войну от кавказских народов по приказу царя под предводительством Бековича-Черкас-ского была направлена сотня. Среди всадников есть и стремящиеся к подвигам, и стремящиеся разбогатеть. Ни к тем, ни к другим не относится школьный учитель Залимгери. Он стремится принять участие в революции, вступить в РСДРП.

Шесть месяцев отслужили бойцы, а потом, восстав против беспорядков в армии, под руководством Залимгери отправились с Дальнего Востока домой. В пути их арестовывают и сажают в тюрьму.

Главная тема романа - влияние капитализма на жизнь адыгов, вызревание социальной борьбы. Перед читателями проходят образы сельского старшины и Безруко Керефова, которые стремятся к обогащению любым путем. Перемены, которые принес капитализм в жизнь адыгов, разрушают вековые традиции. В одном из эпизодов Бекович-Черкасский в поезде вспоминает «о разговорах, которые он слышал, попав в этом году в общество кабардинской административной верхушки. Что за типы! Плевать они хотели на народные нужды. Им бы кусок урвать пожирнее. Распоряжаются общинными деньгами, как своими. Суют в карман все, что плохо лежит. Взять хотя бы эту историю с горскими штрафными суммами... Экие негодяи!».

С этнографической точностью Налоев повествует об адыгской гостиной. В гостиной Каирбека собрался народ. Беседа Залимгерия, Хамада, Каирбека изобилует интересными повествованиями о событиях, происходящих в адыгской жизни.

В романе А. Налоева возвышен образ адыгского коня. Прекрасного скакуна дарят Бековичу-Черкасскому: «Что самое дорогое для кабардинца? - патетически воскликнул Пшимахо. - Конь! Так прими, князь, в дар от Кабарды этого замечательного скакуна. Мы дарим его тебе в знак признательности к заслугам твоего рода. Вместе с этим конем вручаем под твою опеку жизнь ста тридцати храбрых воинов» (20).

Социально-исторический период, взятый автором, предельно приближен к правде жизни адыгов в этот период. Нравы меняются. Социальная и национальная среда создает образ Залимгерия Керефова. Это человек, у которого по тем временам солидное образование, и ему становится тесно в рамках вековечного патриархального быта.





Любовью к природе родного края проникнуто все творчество А. Налоева. Знаток адыгской культуры, он уловил извечную любовь черкесов к своей земле. Народ с трагической судьбой относился к

родине с особым сердечным трепетом. Во многих произведениях национальной литературы родная земля причастна к судьбам людей. У Налоева родная природа иногда выступает на уровне персонажей: «Нравственным судьей поступкам и деяниям тех, кто родился и рос у ее подножия, стала гора Кубати; а нескончаемая песня реки Урух, то предвещающая беду, то веселая и звонкая, как соловьиная трель, сопутствует человеку от колыбели до могилы».

А вот как с наступлением перемен к лучшему суровый некогда горец, словно бы не замечавший разлитой вокруг прелести мира, попав на предосеннюю бахчу, поистине становится поэтом: «Кажется, что все вокруг зелено и полосато, как эти тяжелые и звонкие дары земли, устилающие бахчу пестрым ковром. Зеленцой пропитано бездонное небо, уходящее к голубым горным папахам, зеленовато-желтый молодой песок на предгорьях, зелено все вокруг и пропитано душистым ароматом дыни. Только протяни руку, и прикоснешься к этой вечной жизни и почувствуешь ее прелесть» (21).

С жизнеутверждающим пафосом и любовью к родному краю пишет автор о том, что природа сообразна музыке и танцу, рожденным в душе черкеса: «Ай да гармошка! Какую чудную кабардинскую мелодию выводишь ты! Сколько в тебе красоты и силы! Откуда ты черпаешь эти звуки? Конечно, от родной земли. Дивные мелодии дарит она, и голос гармони заставляет мысленно увидеть красоту родины, ее душу, дающую людям радость, ненависть, любовь и мечты. Голос гармони позволяет взглянуть на горный ручеек, слышать его журчание, потом вдруг представить, как после грозового ливня тихая и чистая вода в ручье вздымается, словно Черное море; гармонь заставляет вздрогнуть от грохота лавины, низвергающейся с горы, блуждать по темному лесу, идти на медведя с кинжалом, спасаться от группы разбойников, и вот, наконец, мелодия выводит нас на безмятежный простор, в мир светлый, чистый, сладкий. Душа трепещет от такой музыки! Ай да гармошка! В твоей мелодии столько же силы, как в самой жизни» (22).

Наряду с историческим повествованием, автор показывает фольклорные традиции адыгов, свадебный, праздник «Гущэхэпхэ» -первый день в колыбели. Вот как происходит этот праздник для маленького Япуна, названного так отцом Кургоко из-за того, что он родился в период японской войны: «Вскоре приспел день, который считается в кабардинских семьях праздником, - день, когда ребенка впервые кладут в колыбель. Праздник, собственно, женский. На него женщины собираются утром. Каждая приносит с собой корзину с

хичинами, жареной или вареной курицей. Преподносят подарки новорожденному. Постель для колыбели сшила Аружан. Дачий преподнесла молитвенник, который положила в колыбель под подушку, другие тоже пришли не с пустыми руками. Было принесено 5 рукописных заклинаний. Дачий привязала их по всем углам колыбели, а пятое повесила на шею Япуну.

С песнями и молитвами уложили спеленутого младенца в кроватку.

Моего милого баюкаю,

Моего черноглазого баюкаю,

Моего кучерявого баюкаю,

Скоро вырастешь ты красивым,

Скоро вырастешь сильным,

Станешь стрелять без промаха,

Всегда поражая врага.

Будет конь у тебя горячий.

Будешь славен ты в стороне своей.

Предводителем вырастешь храбрых парней.

Поведешь их в бой - сам впереди.

При отходе товарищей ты позади

При разделе добычи ничего не возьмешь.

Спи, спи, спи мой парень.

Почему не спишь, мой мальчик?

Придет время, и ты оседлаешь коня,

Жеребенок уже растет для тебя.

И когда ребенок, убаюканный множеством заботливых рук, уснул, женщины сели за столы угощаться» (23).

К сожалению, мало кто сегодня читает национальную литературу, и целенаправленные попытки знакомить молодых с проблемами, поднятыми там, в обществе редки. Во главу угла выходит лицемерие, о зарождении которого повествовали Каламбий и Хан-Гирей. Черкесы всегда были народом с возвышенными цельными понятиями о чести и достоинстве человека, о чем повествует богатое устное народное творчество. Однако, по словам Хан-Гирея, «различия между нынешними черкесами и их предками весьма резки» (24) ?

О том же читаем в «Записках черкеса» у Каламбия: «Есть о чем сожалеть, есть о чем призадуматься. Грустно, тяжело становится на душе, когда подумаю о собратьях. Низость, продажность - все это гибельно развивается среди народа, который когда-то не был чужд рыцарских правил и чтил имена предков» (25).

Как видим, разрушение человеческих отношений, самой этики, которую создали наши предки, началось не сегодня. Народ - обладатель высочайшей культуры человеческих отношений, испокон веков удивлявший мир, должен бережней относится к своим корням. Необходимо принципы и методы воспитания подрастающего поколения вернуть в русло народной педагогики, уважения и любви к прошлому, и делать это программно, взвешенно, не задевая интересы других национальностей. Социологический опрос школьников показал низкий уровень знания истории, фольклора, культуры, художественной литературы родного народа. Надо открывать для детей эти книги. Надо объяснять, что это все досталось нам вековой мудростью предков и является святыней, подобной материнскому молоку.

Много внимания этой теме сейчас уделяется в краеведении. Но обратимся к строкам С. Хахова: «Мы псалъэр иджыпсту зэхэзыхым сакъыгурымыIуэнкIэ сошынэ. Сошынэ языныкъуэхэм сызахамыщIыкIынкIэ, тIэкIу сзгъэлеиIуэу къащыхъункIэ. Зэрыжа1ащи. махуэ къэс зауэщ, лъыгъажэщ, Iэщэ шынагъуэхэм къаIурылъэлъ шэ куэдыкIейр дихъурсягъкI щызэблолъэт, Шынагъуэ хъуащ абыхэм я гъуэзыр дндежкIи къэсынкIэ. Ди щIыр, ди псыр, дызэрыбауэ хьэуар яуцIэпI. Ди къэралыр иджыри хуэдэу игьащIм щытакъым щызэрызохьэ щьтроукI. ЩхьэзыфIэфIыр удэфар. лейзехьэр куэдщ. ахъшэр псыкIэ хъуащи, яшхынрэ шатIэгъэнрэ щхьэкIэ цIыхум балыхьыр ятелъщ. Сыт хуэдэу щымытами езгъэлейуэ къэслъытэжыркъым. Сэ си фIэщ мэхъу дунейр игъащIэкIэ апхуэдэу зэрыщымытынур. Зэзауэхэри зэ увыIэнщи, Iугъуэри зэкIэщIихужынщ, мамырыжынщ псори. Ахъшэ димы1ми къэдлэжьтжынщ. Гува-щIэхами дызыхуейр дыщыхуейм дгъуэту дыхъужынщ. Ахэр псори адыгэ лъэпкъыр зэрыкIуэдыкIын Iуэхукъым. Адыгэ лъэпкъыр зэрыкIуэдыкIьшкIэ шынагъуэр мы ди бзэм худиIэ щытыкIэ мыхъумыщIэрщ, зэрыдмыгъэлажьэрщ, къызэрытфIэмыIуэхурщ. Мне ар къызэгурыIуэу дылэжьэн дыпсэун хусйщ сэ сы адыгэщ жызыIэ дэтхэнэри» (26). Автора волнует, что вокруг происходит много негативного, но еще сильней его волнует то, что нация стоит на пороге потери языка и культуры. Едко, сатирическим пером борется с этим С. Хахов - современный автор, не равнодушный к проблеме восстановления адыгской этики.

И других современных писателей волнует тема возможной утраты родного языка. С тревогой об этом пишет талантливый кабардинский поэт Анатолий Бицуев:

Си анэдэлъхубзэ

Си анэдэлъхубзэ, си псэ,

Си анэдэлъхубзэ, си нэ,

Щхьэ ущымыIужрэ къабзэу

Ух адыгэ унэ?

Си анэдэлъхубзэ дахэ.

Си анэдэлъхубзэ пагэ

Зэгуэр ди адэжьхэр уэрти Дунейм псом язэрыхэтхэр!

Си анэдэлъхубзэ гуапэ,

Си анэдэлъхубзэ гуащIэ

Уи бын пэжхэр щIым гуп-гупу Щызэбгыридзакъэ гъащIэм (27).

Автор говорит о бесценности родного языка, напоминает читателю с упреком и болью: с исчезновением языка исчезнет и нация.

Разводы, матери-одиночки - такого не существовало в жизни адыгов. Когда смерть забирала одного из супругов, адыги решали вопрос разумно. Считалось, что близкий умершему человеку (его брат или родственник) будет лучшим отцом ребенку. Уклад жизни адыгов был подчинен обеспечению будущего благополучия всех, никто не оставался без внимания, мудрый выход предлагался обществом, родом из любого положения.

С помощью книги С. Хахова «Длинный день» («Махуэр дунейм и кIыхьагыц») рассмотрим другую проблему. В ней есть повесть «Сигу къаувы1и сызылъэщIэгъэхьэ! (Сердце, остановись, дай догнать тебя!) о Мурадине (28).

Автор поднимает серьезную проблему, не присущую адыгской этике: беды человека никого не волнуют. Друзья, родственники, ближние - все далеки от проблем Мурадина. Адыги испокон веков чтили благородную традицию - взаимопомощь была неотъемлемой частью их жизни. А главное, адыгская этика во всей ее непростой структуре служила тому, чтобы оградить человека от бел и проблем. Если человек не смог избежать несчастья, это волновало в первую очередь старшину рода, волновало соседей, друзей, и каждый помогал всем, чем мог.

Женитьба Мурадина сложилась неудачно, он развелся с женой, имея ребенка. Это тоже одно из самых серьезных нарушений векового уклада жизни адыгов. К примеру, в рассказе «Чучело» из «Записок Черкеса» Адыль-Гирея Кешева (Каламбия) есть строки: «Старуха с тех пор, как вступила под кровлю Теперуко, не улыбнулась мужчине» (29).

Почти все черкесские семьи были прочными. Высокая нравственность, чистота, преданность, послушание, крайняя скромность, намыс были украшением хранительницы очага - адыгской женщины, которая растила детей, была умелицей и труженицей, знатоком этикета и блюстительницей порядка и совести своей и народной. Она по доброй воле становилась крепостью для семьи, помогая мужу и детям любовью и поддержкой. Также и муж не знал других забот, кроме семьи - его честь, любовь и тепло были завуалированы от чужих глаз по заветам народной мудрости. Это хранилось и проносилось адыгами через всю жизнь. Не было отторгнутых от отца или матери детей, кроме как в случае смерти одного из них.

Распадающиеся семьи - одна из глобальных проблем современности. Это следствие искажения традиций, стремления к эгоизму, безответственности перед будущим. Сафарбий Хахов жесток к своему герою, но через его судьбу показаны всевозможные изъяны и проблемы общества, с которыми может столкнуться любой человек в современной жизни. Тема, взятая автором, характерна для наших дней. Автор пытается пробудить наше очерствевшее восприятие, показав неправомерность такого уклада жизни по адыгской этике, где большую роль играет взаимная поддержка. В начале повести Мурадин ничего не имеет, он беден, честно работает, не ворует. Затем начинается вторая полоса его жизни, он становится обеспеченным, но судьба преподносит ему страшный урок: то, что дается не собственным трудом, легко уходит, принося с собой беды.

Национальная литература поднимает весьма серьезные проблемы социальной жизни. Обществом должны поддерживаться попытки возрождать этические нормы адыгства, нравственность и культуру родного народа. Эта задача - одна из самых серьезных для современного поколения адыгов. Известное кавказское долголетие, культурный генофонд адыгов напрямую были связаны с твердыми нравами - их безупречностью и стойкостью. Необходимо, изучая прошлое, черпать из него знания и предоставлять их молодым людям. Каждый человек - ответственное звено в ряду поколений, и каждый должен понимать, что жизнь дана ему не просто так. Нам необходимо ощутить серьезность происходящего, почувствовать ответственность за будущее, стать примером для подрастающего поколения. Ибо именно на примере старших в основном строилось адыгское воспитание. Миролюбие - одна из основных черт адыгов, никогда и никакому народу не навязавших войны. Трудолюбие и взаимопомощь давали возможность жить без нужды, не допуская в своем сообществе появления нищих и бездомных. Родовые связи и законы помогали добиваться большого авторитета, способствовали взаимопомощи и поддержке.

Национальная литература, будучи востребованной, должна помочь в формировании национального самосознания. Задача изучения и сохранения родного языка призывает к общению на нем с адыгскими детьми, начиная с детского сада. Сказки, стихи воспитательного значения собраны в книге «Сабийгъуэ» авторами Н. А. Баговым и X. X. Шомаховым (30) - это необходимый материал для детей дошкольного и младшего школьного возраста. Книга «Сабий щэнгъасэ» (31) Заура Налоева, кроме богатого краеведческого материала, содержит переводы лучших сказок мира, словарь малознакомых или забытых слов кабардинского языка, словарь вежливого обращения и названий предметов быта. Для малышей и детей младшего школьного возраста здесь представлены игры, которые также должны знать родители и использовать в воспитании. Именно от родителей, бабушек и дедушек дети узнавали, вместе с родительской любовью и лаской, передававшиеся из поколения в поколение, знакомые каждому с детства считалки. Например:

Iэбэ цIыкIур ищIым,

Iэбэ теуэ ищIым,

Дахэ цIыкIуу ищIым Дахащэу ищIым !

Уей жи Iэбэ цIыкIур ищIым,

Уей жи Iэбэ теуэр ищIым, Уей жи дахэ цIыкIур ищIым Уей жи дахащэу ищIым.

Все помнят и эти слова для малышей, которые также стали ценностью, передаваемой из поколения в поколение:

Iэбэ цIыуэ, цIыуэ - цIыуэ,

Iэбэ цIыуэ, цIыуэ - цIыуэ,

Iэбэ цIыуэ, цIыуэ - цIыуэ.

Тррр жиIэри лъэтэжащ.

Заур Налоев подробно описывает скороговорки, считалки, загадки из устного народного творчества адыгов, которые послужат богатым творческим материалом для воспитателя детского сада и классного руководителя.

Большое воспитательное значение имеет творчество С. Жилетежева. Педагог, работающий с детьми любого возраста, может организовать просмотры мультипликационных фильмов о нартском эпосе, снятые кинорежиссером, сценаристом, поэтом, писателем С. Жилетежевым, и с них можно начать знакомство с народным эпосом. С. Жилетежев в основном известен как журналист, однако его творчество очень разнообразно, это и стихи, и поэмы, и пьесы, и сказки, и романы, и повести. Многообразная гамма этого творчества несет богатую нравственную нагрузку. Любовь к природе, к детям помогают автору создать неповторимо добрый мир счастливого детства. В поэме «Щыхь гъуэгу» воспета любовь к природе, к родному краю, автор, ведя повествование захватывающе интересно, развивает интерес ребенка к окружающему миру, расширяя его кругозор, ведет разговор то прозой, то стихами. Книга С. Жилетежева «Зэрыджэ» (32) - сборник стихов для детей - включает поэму «Щыхь гъуэгу», представляющую большой интерес для воспитания любви к окружающему миру, стихи о маме, о дедушке и бабушке, о животных, о птицах и растениях. В них - добро и счастье, мир, покой, любовь ко всему, что дорого сердцу, к утру, к песне птицы, животным и растениям. «Зэрыджэ», «Бжэндэхъу», «ЖыгуIу», «Къарабэ», « Бабыщ», «Джэду шыр». «Си шыд цIыкIу» - стихи познавательные, доброжелательные, воспитывающие нравственность и доброту:

Зэпачащ ди пцIащхъуэхэм бгы Iэджи, псыи Къытхуэзэшахэу къытхуэкIуэжащ,

А щIыпIэжыжьзм щалъэгъуахэр

Уэрэд зэкIукIэ къыджаIэжащ.

***

Бабыщ шырым шопэ ещIыр,

Ар гуфIэжу псышхуэм щосыр. Бабыщ анэм и гур хощIыр –

Сыт апхуэдэу псынщIэу щIесыр?

Детские стихи С. Жилетежева мелодичны, многие из них превращены в песенки:

Уарэ! Ди щхьэгъубжэм ТхыпхъэщIыпхъэ тетщ (33).

Передан восторг ребенка от узоров на окне морозным утром, в его размышлениях - детская смелость, простота и доброта. Все это говорит о таланте автора передавать детское ощущение мира, одновременно знакомя детей с этим миром:

Мазэ цIыкIур сыщеплъкIэ Езы цIыкIури къызоплъыр.

Педагоги считают, что причины умственной пассивности обычно связаны с особенностями жизни ребенка до школы. Большую познавательную работу в первые годы жизни должны вести родители. Чтение сказок, стихов, общение развивает ребенка. Детский сад проводит подготовительную работу к школе. К этому времени ребенок должен обладать определенным уровнем развития: запасом знаний и представлений, умением выполнять умственную работу. Стихи и песни С. Жилетежева имеют в этом смысле большое воспитательно-познавательное значение.

У С. Жилетежева есть лирика и для взрослых. Именно здесь автор выдает свое нравственное отношение к жизни, семье, матери, отцу, дружбе, родству, любовь к своим истокам, к природе, родине. Редкостной искренностью, добротой нравов и понятий преисполнены строки С. Жилетежева, когда он обращается к теме нравственности человека на земле, его жизненной позиции:

Сэ зэгуэр слъэмыкIыу сыхъумэ уэ ппIэщIэ Жэнэтыку къыслъысми, сэсыгъэрщ, Си Хэку.

Эта линия искреннего патриотизма и высокой любви к своим истокам - основное кредо автора. Высокий запрос к нравственности и достоинству присущ литературной строке С. Жилетежева. Отчеканена тема, рассчитана строка, несущая этот запрос читателю, достоинство которого уважает и ценит автор. У Жилетежева нет бульварных выражений. «Намыс», присущий автору, помогает ему избегать тем, не согласованных с его этикой. Как и всю прогрессивную интеллигенцию республики, Жилетежева волнует будущее:

Дэ щIылъэм пIалъэкIэ дытетщ, Дымыгупсысэми махуэ къэскIэ, ЦIыху нэс дыхъуну дэ дыхэтщ, Абы дыш1окъур зэрытлъэкIкIэ...

Автора тревожит бездумное отношение к генам, которые изменяются под влиянием алкоголя, наркомании, отсутствие чувства ответственности, отцовства и материнства и другие негативные факторы нашего времени. Тревоги такого характера обоснованы. Общество должно целенаправленно отходить от тенденции падения нравов, думать о передаче опыта и нравственных традиций новому поколению.

В другом стихотворении С. Жилетежев пишет:

Зэманыр хэплъэгьуэщ,

Iэмапхэр къалъыхъуэу

ЦIыху цIыкIухэр нэщхъеуэ зэхэтщ

Зыр зым щыгугьугъыу.

Мурадхэр щыхэхъуэ

ЩыIэн къыщыпхуихуэ сыхьэт?

Гъуэгуанэр пшэгьуэбэщ,

Кумблъэмбхэр нэхъыбэщ

ЦIыху къэскIэ техъуэнущ щыхьэт

Ди1ахэр нэхъапэм

Къытщыхъумэ нэхъыбэ

Пщэдейм дэ диIэнур къэгьуэт... (34).

Трудно предугадать, как быть, что делать народу, оставившему веру, традиции предков. Переходные периоды в жизни народов всегда крайне сложны. Одаренного талантом, интуицией и творческим даром автора волнует будущее.

Художественная литература всегда играла важную роль в жизни народа, в развитии его творческого начала, передаче эмоционального и ценностного отношения к миру, воспитании любви к родине. Творчество С. Жилетежева достойно служит воспитанию в этических традициях народной нравственности. Без содрогания души невозможно читать строки поэмы «ИстамблакIуэ», повествующей об одном из трагических эпизодов из жизни адыгов, насильно изгнанных в Стамбул:

Гъуэгуанэр жыжьэт, Гъуэгуанэр кIыхьт, ЗдэкIуэр ямыщIэт, Куэдыр лъэрмыхьт... (35).

Голод, холод, изнурительная дорога, болезни и смерть, трагедия народа, пережившего страшный геноцид, - тема поэмы. Горе сплотило людей, во имя жизни остальных каждый готов отдать свою жизнь. Так, один мальчик во имя спасения от голода сородичей предлагает продать его в рабство. Он настаивает на своем и спасает людей от голодной смерти. Но людям еще горше такое спасение. Вскоре сметливый, шустрый мальчишка, преданный своим сородичам, возвращается, сбежав на радость всем. Все эти неимоверно трагические картины перо автора рисует умело, правдиво.

Благородство пера Жилетежева выражается в почтительном отношении к родной матери, труд которой он понимает, ценит. Волей

судьбы автор отторгнут от отца, в выражении боли от его потери автор искренен перед читателем.

С. Жилетежев - один из современных авторов, творчество которого заслуживает внимания широкого круга читателей. Кинодраматург и сценарист, он блестяще справляется со сценической речью. Стиль народной педагогики в его творчестве говорит о необходимости использовать его произведения в воспитательном процессе. Литературоведение, культурология, народное образование должны улавливать все подобные возможности ради возрождения адыгской культуры и нравственности.

Появление на свет книги М. Емкужева «Всемирный потоп» вызвало в обществе много споров. В нашей литературе автор выступил своего рода «революционером». Если до него действительность рисовалась в более или менее радужных красках, то М. Емкужев безжалостно обнажает перед читателем наше время в серых и неприглядных тонах, показывая духовную нищету и нравственную бедность, скудость и скупость чувств, безответственность перед будущим. Реализм и прозорливость автора заслуживают большого уважения, ибо написал и опубликовал свой роман М. Емкужев немного раньше, чем народ оглянулся на происходящее и прозрел тот факт, что налицо потеря вековых нравственных устоев. Автору пришлось столкнуться со стеной непонимания, острой критикой в периодической печати. Лишь опытный литературовед и критик Нина Шогенцукова дала достойную оценку роману «Всемирный потоп» в статье «Роман-предупреждение» (Зов культуры. Нальчик, 1999. № 2. С. 4).

Через повествование о Хакуж автор емко, как истинный философ, открывает читателю множество проблем, которые заставляют задуматься. Из пролога читатель узнает, как в давние времена на прекрасную землю, окруженную вековым лесом и громадами скал, пришли свободолюбивые люди и стали обживать ее. Их законы были суровыми, но справедливыми, труд ценился очень высоко, и земля отвечала на заботу о себе щедрыми урожаями. Шли годы. Постепенно люди пресытились изобилием, предались веселью, стали относиться к строгим законам предков несерьезно. Моральное раскрепощение привело к предательству и осквернению святынь. И развернулась земля, поглотила потерявших разум людей, лишь те немногие, которые выжили в стихийном бедствии, вернулись на Хакуж (Старая родина) и стали обживать его снова.

«Автор показывает, что это шанс, данный людям снова. Однако урок не был усвоен - этому помешали старые грехи, старые ошибки. Свидетельств тому множество. В каждой рассказываемой истории - нечто страшное. Это жестокость сыновей, бросивших отца в муках и одиночестве доживать свой век. Это жадность к деньгам и равнодушие к ближнему. Это рассказ о негодяе, который, сбив машиной беременную женщину, сбежал, не оказав ей помощи. Это лютая ненависть в ответ на мелкую обиду. Это разрыв с прошлым - можно разрушить древнюю крепость, используя ее камни для своей бесконечной стройки, можно расширить свой огород до самых ступеней этой крепости, разрывать в поисках клада древние курганы, беспокоя прах захороненных в них. Это, наконец, убийство природы: жертвами людей становятся ивы, бессмысленно выкорчеванные» (Шогенцукова Н. Роман-предупреждение).

Каждый персонаж романа ярко обрисован. Например, старец Бекмурза, через судьбу которого автор показывает историю от дореволюционных времен через Великую Отечественную войну до нынешнего дня. За простотой обычного сельского быта скрыты персонажи, через которых автор раскрывает глубину своего замысла, дает панораму жизни села, где присутствуют провидица Саихат, пастух Жантемир, сплетница Бабух, скандалистка Черимат, недалекий Зураб, блаженный мальчик Исмаил, Юсуф.

Автор сумел раскрыть подтекст своего романа. Это - предупреждение, возможность повторения уже однажды бывшего тяжелого опыта. Уничтожая благонравие, законы предков, предавшись порокам, соскальзывая на «недолжный уровень», народ оказывается на краю гибели. Емкужев делится своей тревогой: необходимо сделать все, чтобы остановить движение, ведущее в пропасть. Смертью старого Бекмурзы автор обнажает страшную перспективу, которая ждет жителей села. Похороны пришлись на воскресный день. Оказалось, что нет в селе мужчин, которые понесли бы его на кладбище: все ушли на базар. Купля-продажа, стремление к обогащению оказались выше нравственных законов и последнего долга перед человеком.

В повествовании о микромире определенного села, быт которого узнаваем (арба, груженная картошкой, песня уаредада и т. д.), автор подспудно напоминает о том, что человечеству был уже дан урок, и была возможность возродиться. Сама природа предупреждала его -разлившаяся река, которая унесла святой камень Асият: «Когда в легендарные времена люди, потеряв разум, стали катать с горы чуреки, превратив хлеб в игрушку, одна женщина по имени Черимат остановила их, показав, что они творят. И в наши дни в селе живет женщина Черимат. Но от нее не дождаться подобного поступка. Она не знает, что такое любовь к человеку, каждого она потащит в суд или сама учинит расправу, если только он посмеет сделать что-то с ее курочками и фасолью, которых она, наоборот, любит и

лелеет» (36).

По Емкужеву, вместо развития по законам предков и «эволюции сознания», наоборот, происходит все большая потеря нравственных позиций, все меньше поступков, делающих человека человеком. Конечно, читателю хочется думать, что не все так серо и печально, хочется сохранить веру в будущее, противостоять этому мнению. И в то же время герои романа убеждают своими поступками, что происходит «не нечто безобидное, а грозное и грозящее гибелью» (37).

Мухамед Емкужев назвал свой роман «Всемирный потоп», напоминая о библейской истории, когда Ною было предложено Богом построить ковчег, чтобы спасти чистых и честных людей от Всемирного потопа. Человечеству дана для жизни планета Земля. Куда ни взглянешь - на моря, леса, поля, реки, небеса, - все создано неповторимым и прекрасным. Казалось бы, здесь человек, обладая разумом, может быть счастлив. Но нет - длятся войны, гибнут люди, страдает земля. Не сумев организовать нравственно чистую, счастливую жизнь на земле, люди перестали думать о будущем. Кто заставит людей одуматься, оглянуться на мир, на людей, на себя, на будущее? Словно вечный вопрос звучит из вечности вопрос 100-летнего Зауркана, убыха, из уничтоженного войной народа: «Скажи мне, если бы собрались на совет все великие государи и спросили бы твоего царя, что ему сделали плохого мы, убыхи, в чем он их обвиняет, за что уничтожает, - я хотел бы знать, что он мог бы на это ответить» (38). Трагедию своей судьбы и своего народа старик этот унес в могилу. Сейчас уже на этот горький вопрос никто не в силах ответить. В том и абсурд войны. Сознание людей должно быть выше амбиций. Тогда беды и войны будут не нужны. Наверное, рано говорить эти слова. Но молю Бога, чтобы в жизни адыгов не было больше войн. И чтобы с колыбели они растили не воинов, а просто закаленных и мужественных людей. Пусть они будут закаленными и мужественными не для защиты своего края, а для созидания, для процветания культуры, для обеспечения счастливого детства и будущего на земле.

Вспомним старинные колыбельные песни - доброжелательные, светлые. Широкий простор музыки из народной души дает ребенку надежду на жизнь, успехи, мужество, свободу и любовь к родному краю, на счастливое детство.

Счастливое детство должно быть гарантировано, как воздух, как вода. По нравственной этике адыгов, по всеобщим требованиям человечности, каждый должен трудиться во имя обеспечения разумного уклада жизни. Лишь мудрость предков, накопивших нравственный опыт, знание основных требований этики и религии и их соблюдение помогут людям построить счастливое будущее.

Картина жизни родного народа неполная, если в ней нет всадника, ловкого смелого наездника. И вот уже Ахмет спешит, преодолевая трудности, на родину, чтобы повести нас историческими тропами сквозь превратности судеб - своей и всего народа. Автор трилогии «Кавказ» М. И. Кандур с первых страниц подкупает читателя безмерной, искренней любовью к земле предков. Писатель, никогда не живший на исторической родине, с этнографической и исторической точностью ведет повествование о жизни и судьбе Ахмета (39).

Главный герой предстает перед читателем восемнадцатилетним юношей, воспитанным в нормах адыгской этики: «Имам пристально посмотрел на Ахмета. Как и Гази, он понял, что Ахмет из знатного рода, что он уорк. Однако опыт, накопленный за долгие годы, позволил ему узнать о госте гораздо больше. В манерах Ахмета было глубокое уважение к старшим, в том числе и к нему, Имаму. Каждый раз, когда их глаза встречались, на черты юноши ложилась тень скрытой печали, его честное лицо говорило о прямой и доверчивой натуре. Совсем недавно он, видимо, потерял руку, направлявшую его всю жизнь, и теперь устремился на поиски собственной независимости, а путь этот не усыпан розами. Однако уже придя на помощь раненому незнакомцу, он показал себя смелым, благородным и хорошо обученным военному ремеслу» (40).

Ахмет - утонченная, эмоционально-возвышенная натура. И в то же время в силе, храбрости, ловкости воина, наездника он не уступит никому. Он готов к любым суровым испытаниям. И жизнь ему предоставляет возможность испытать свое мужество. Проводив раненого друга, свернув со своего пути, Ахмет оказывается среди гостеприимных бжедугов. Охотясь с молодыми парнями, он помогает им сделать заготовки продуктов на зиму. Покинув бжедугов, он направляется к кабардинцам.

Автор показывает стоическую выносливость, в которой воспитывались молодые люди: «Много недель Ахмет блуждал в горах, переживая все лишения, приготовленные суровой зимой. Он научился выживать, защищаясь от волков и других диких зверей, добывать еду любыми доступными средствами. Пришлось пользоваться луком, делая примитивные стрелы из жестких прутьев с кремневыми наконечниками. Случай помог полакомиться мясом: удалось добыть зайца и оленя. Горы могут досыта накормить того, кто разгадает их секреты. Ахмет превратился в бывалого горца и выглядел соответственно. Набредая на горячие источники, он подолгу плескался в них, и это позволяло ему сохранить человеческий облик».

Так Ахмет преодолел долгий путь, даже не заметив, как миновал Эльбрус. Скитаясь в поисках дороги, Ахмет вспоминает о нартах из сказок бабушки и думает: чтобы выжить в этих горах, они должны были быть гигантами. Ахмет воспитан на нартском эпосе, народном фольклоре. Трудности он переносит легко, борясь и побеждая невзгоды, он всегда отзывчив к бедам близких. Он думает о Сосруко, ему мнится, будто он слышит голос бабушки: «Сосруко был темным, и в глазах его пылал огонь. Воины-нарты замерзали в горах, и он явился перед ними, и они умоляли его дать им тепло. «У меня всегда есть огонь», - сказал он и зажег самую большую жаровню от искры, выскочившей у него из глаза. Воины бросились к нему все сразу, расталкивая друг друга, что было непохоже на адыгов. Сосруко рассердился и бросил жаровню в реку. Нарты умоляли его вновь дать им огонь, но тот поклялся, что в нем уже не осталось пламени. И он вскочил на своего коня Тхожея и поскакал на гору Харам и повсюду искал хоть искру огня. Там он нашел великана, который спал в башне, свернувшись у костра. Сосруко украл у него огонь и вскочил на лошадь, ноги которой были ловки и сильны, как у барса. Великан проснулся и бросился в погоню. Он догнал его и была большая битва, и Сосруко в конце концов победил. Когда он вернулся к нартам, то половина их уже умерла от холода. Сосруко зажег жаровню, чтобы обогреть тех немногих, кто остался» (41).

Подобная готовность к самопожертвованию, к любому риску во имя своего народа была присуща молодым адыгам, так строилась народная педагогика. Воспитание мужества и патриотизма, военная подготовка сызмальства вынуждались обстоятельствами из-за постоянного притеснения, что М. Кандур отлично отобразил. Ахмет, как большинство его сверстников княжеского происхождения, воспитывался у аталыка. Пятилетним его увезли из дома к воспитателю. Адыги не баловали своих детей. В романе М. И. Кандура воспитателем и учителем Ахмета был выбран его дядя, горский князь. Ему было уже за 70 лет, но он вставал до рассвета, купался в ледяном ручье и объезжал лошадей наравне с молодыми мужчинами своего племени. У него Ахмет обучился секретам боевого искусства и мастерству верховой езды, стойкости и выдержке, умению владеть с собой.

«Обычай подбирать аталыка-воспитателя для мальчика был столь же древним, как и народ адыгов. Цель тут была двоякой. Во-первых, расширялись родственные связи между разными ветвями племени. А во-вторых, для людей, постоянно участвовавших в войнах, это была полезная дипломатическая практика. Участие в войне для адыгов было почти ритуальным, спортивным состязанием, просто образом жизни. Однако с началом российской экспансии, проводимой с помощью казаков, обычай отдавать мальчиков аталыкам получил у адыгов и другую функцию. Мужчины-воины из всех деревень могли быть в постоянной готовности к войне, не беспокоясь

о судьбе своих сыновей» (42).

Конечно, матери и бабушке было сложно от разлуки с сыном и внуком, но такие жертвы нужны были, чтобы выжил народ.

Обычай подобрать и подвезти раненого, спасти его (или взять с собой тело убитого) завел Ахмета к чеченцам. Он спас сына чеченского муллы и полюбил его дочь, красавицу Цему. Жизнь надолго свела его с кабардинцем Мугадом и его семьей, по соседству с которым он обосновался и построил дом.

В жизни Ахмета, как и большинства горцев Кавказа этого периода, имела место борьба с казаками. Мухадин Кандур, словно он жил в эту эпоху и наблюдал происходившее, оживляет страницы истории своего народа и одновременно наблюдает жизнь его врагов, облюбовавших просторы, на которых текла жизнь трудолюбивых горцев. Тонкий знаток истории родного народа не оставляет ни одного неизученного уголка, повествуя о тех или иных его достоинствах.

Адыгами аулы устраивались вблизи рек, выбирая равнины. Вот как автор говорит о Малой Кабарде: «Князь очень гордился своим аулом - тот был одним из самых процветающих на Тереке. Расположено селение было весьма удачно: жители могли быть благодарны своим предкам, облюбовавшим когда-то правый берег широкой излучины реки. Это было плодотворное плато, с которого открывался живописный вид благодаря смешанным лесам. Пройдя немного вниз по извилистой тропинке, окажешься на тучном пастбище, шириной с версту и простирающемуся к югу насколько хватает глаз. Здесь пасли крупный рогатый скот и табуны кабардинских лошадей. Еще южнее луга сливались в зеленую полосу в две версты, мирно пощипывали травку овцы местных жителей, прячась в тени красноватых глиняных глыб. Берега реки поросли ивами и осинами».

Автор также подчеркивает трудолюбие и взаимопомощь адыгов во все времена: «Все члены клана, именем которого назван аул, не жалели трудов, и им удалось многого достичь» (43).

Авторская прозорливость в создании исторической картины удивляет точностью и естественностью, словно автор никогда не жил вдали от родины, хранил и изучал до тонкостей буквально все, что можно узнать о ней. Автор повествует об иностранцах, волей судьбы ставших свидетелями исторического периода жизни Кавказа. Интересна в изображении М. Кандура встреча Юлиуса фон Клапрота и Ермолова: «Ермолов и Клапрот, люди примерно одного возраста, быстро раскусили друг друга и поняли, что их объединяет одно общее свойство - честолюбие. Что же касается внешности, то было трудно отыскать двух более несхожих людей. Ермолов был настоящим гигантом с крупной «львиной» головой и громовым голосом. Вместе с тем он был очень умен и сразу понял, что Клапрот тоже отнюдь не дурак. Высокий, худой, со шрамами на щеках - следами былых студенческих дуэлей, - профессор Клапрот обладал сухим трескучим голосом и типичной немецкой натурой: причудливой смесью объективности и неистовой энергии в достижении поставленной цели. Сейчас им владела идея увидеть своими глазами воинственные племена Кавказа, изучить их уклад и язык».

Клапрот, Джемс Белл, Джон Лонгворт, о которых автор повествует, - известные летописцы Кавказа, поведавшие миру горцах, в частности, о черкесах, их обычаях, укладе жизни, быте, нравах. В трилогии европейские авторы встречаются с героями, общаются, писатель передает их помыслы и впечатления: «Джон Лонгворт радовался замечательной возможности испытать свои способности в области литературы. Сидя под раскидистым тенистым деревом, он делал записи и краткие заметки на будущее для более внушительных мемуаров, которые он напишет дома. На краю луга молодые прислужники знатных воинов и юноши, сопровождающие старейшин, развлекались борьбой, скачками и джигитовкой. С напускной небрежностью они показывали редкостное мастерство» (44).

Всего год прожил Джон Лонгворт среди причерноморских адыгов, наблюдал быт, обычаи и традиции. Приведем отрывки из его повествования:

«Своеобразие образа жизни здешних людей сохранилось в силу исключительного характера существующих у них порядков, которые на протяжении веков были решительны против допущения в их жизнь чужеземцев в их горы...

На следующий день рано утром нам нанесли визиты все уважаемые люди, жившие по соседству. Ходили слухи, что русские готовились к захвату их края и якобы уже избрали Пшаду в качестве вероятного объекта для нападения. Однако, как бы они ни были взволнованы этими слухами, их поведение отражало обычную вежливость и этикет, которые, казалось, не смогла бы поколебать никакая опасность, как бы велика она ни была...

Когда меня ввели в комнату, жена и дочь хозяина, сидевшие на маленьком диване в углу комнаты, встали, чтобы встретить нас, вновь занять свои места они смели лишь после того, как я, совершив насилие над моими европейскими понятиями о приличии, сел первым. К тому же я вскоре заметил, что обычай приветствовать гостей вставанием не был предназначен только мне, так же, как и при нашем появлении, женщины должны были повторять ту же церемонию при появлении любого другого существа с бородой вне зависимости от его возраста и положения: это знак уважения, которое все черкесские женщины обязаны отдавать любому, пусть даже самому заурядному работнику в их хозяйстве, лишь в силу того, что тот является созданием Господним: не могут они также никоим образом сидеть в его присутствии, пока его благоволение на сей счет не будет ему сообщено...

Есть три качества (как рассказывал мне старый Осман, мой оруженосец), которые в этих краях дают право на известность: храбрость, красноречие, гостеприимство...

Обстоятельство, которое среди прочих способно поразить иностранца на Кавказе, это повсеместная безопасность жилища и собственности. В его воображении, когда он пробирается сквозь труднодоступные ущелья и мрачные леса, естественно, населяют все вокруг разбойники и рисует ему образы притаившихся в засаде бандитов за каждым поворотом и затененным участком дороги. Несколько недель пребывания здесь избавляют его от подобных заблуждений; получив жилище и имя своего хозяина, или кунака, взамен паспорта, иностранец испытывает мало опасностей и будет принят с радушием, словно направился по самым оживленным магистралям Европы; если же он настроен на приключения, то он будет разочарован тем, что на него не нападут и не устроят ему ловушки или засады...

В соответствии с лишенными предрассудков взглядами на собственность, которые здесь повсеместно процветают и которые почти не имеют ограничений среди членов общества, человек может претендовать на все, что ему может потребоваться. Например, если ему нужно обзавестись женой, а он для этого слишком беден, поскольку жены здесь - вещь дорогая, его общество проводит за него взносы...

В характере черкесов нет, пожалуй, черты более заслуживающей восхищения, чем их забота о павших - о бедных останках мертвого, который уже не может чувствовать этой заботы. Если кто-либо из их соотечественников пал в бою, множество черкесов несутся к тому месту затем, чтобы вынести его тело...

Дух гостеприимства, который царит на празднествах, не является ни эгоистичным, ни исключительным; эти удовольствия свободные; общительность собравшихся открыта для всех; помещением для этих празднеств, если для них оказываются тесными стены дома, служат предоставляемые самой природой склоны гор» (45).

Так и в трилогии «Кавказ» главный герой, представший перед нами растерянным, пережившим огромное горе потери родителей, трагическую развязку отношений с сестрой и зятем, потерю наследства на своей земле, находит выход. Ахмет храбро встречает невзгоды, показывает физическую и моральную выносливость. Встреча с Мугадом, братская дружба с ним определяют его судьбу. Бок о бок с другом преодолевают они все жизненные невзгоды.

Любовь чеченки Цемы оказывается сильной и пожизненной, преданность, верность и смелость женщины делают Ахмета увереннее и сильнее.

На своей земле Ахмет находит место в жизни и ведет борьбу с врагами. Судьба Ахмета подтверждает высокую человечность предков. Можно потерять все в жизни волею судьбы, но человека не оставят в беде и нужде. Судьба Ахмета, преодолевшего все трудности, -тому пример. Жизнь адыгов полна трудностей. Дружба, преданность, взаимовыручка, человечность помогают их преодолевать. Трагичны сцены прощаний Цемы с Ахметом, Ахмета с Мугадом. Смерть неизбежна, и она приходит, но она не так трагична, когда остается достойное поколение, которому подвиги, сила и воля отцов дают энергию для того, чтобы продолжать жить достойно.

«О самых древних предках адыгов - хеттах впервые упоминается в Ветхом Завете. Хорошо известен перечень племен, упоминающихся в книге Бытия (XV. 19-21): кенеи, кенезеи, кедмонеи, хеттеи, фе-резеи, рефаимы, аммореи, ханакеи, черчесеи, йевусеи, - а также более кратко в книге Иисуса Навина (III. 10): хананеи, хеттеи, евеи, ферезеи, черчесеи, амореи, йевусеи» (46).

Хеттское государство было крупнейшей державой, соперничавшей с Египтом и Ассирией. Богатство нравственных устоев адыгской этики, возможно, объясняется древностью происхождения и многолетним развитием.

«Две значительные исследовательские школы полагают, что мы являемся наследниками хеттов или викингов. Никто еще не пришел к мысли, что нация адыгов существовала самостоятельно с самого начала и все попытки объяснить ее происхождение с помощью истории какой-то другой нации обречены на провал» (47).

«В XV-XVI веках Черкесия была одной из самых мощных и значительных стран Евразии, в середине XVIII века, накануне столетней войны с Россией, она была в зените своего могущества. Черкесы считали свои обычаи верхом совершенства, гордились собой и своей, как они полагали, непобедимой страной. Самой значительной общественной ценностью была признана категория адыгагъэ, служившая кратким выражением всех качеств, которыми должен был обладать настоящий адыг: изысканная вежливость в повседневном общении и храбрость в бою, почитание старших и лиц противоположного пола, необычайная скромность и готовность прийти на

помощь каждому, кто в ней нуждается и т. д.» (48).

Адыгская этика - настолько многогранная, отточенная, врожденная и устно передающаяся структура ценностей, что она трудно поддается описанию.

Знакомясь с адыгской этикой, историей и культурой народа, рисуешь в воображении образ могучего сурового всадника, скрупулезно хранящего законы предков. Насмерть он стоит за каждую клеточку того народа, который называет своим, и за ту землю, где родился и вырос. Как факел, он несет законы предков - от отца к сыну, чтобы осветить ему трудную дорогу жизни, чтобы не заросла дорога отцов. И с этого пути его не сбить, не поколебать никакими другими ценностями. Словно он есть сила и воля своего народа, призванный уберечь данное Богом - святое, вечное.

Убежденно об этом пишет Баграт Шинкуба:

Жьэгу мафIэ

Иджыри дэлъщ ди жьэгум мафIэ,

УнкIыфIу хуежьэм - зэщIэгъэст. Ди пасэрейхэм къащIэнауэ,

Ар ужьыхакъым нобэ къэс.

Щхьэ тхъуаи гущи, нур тыридзэу,

ЛIэщIыгъуэ куэдым къыпхыкIа

А мафIэр фIыт къэхъуну щIэблэм ЛъэдгъэIэсын тхузэфIэкIам (49).

В стихотворении известного поэта говорится о том, что «очаг народный» горит еще, оттеняя и колыбели, и седовласых. Было бы замечательно, если бы мы предания старших могли донести до будущих поколений. Да, пусть горит очаг народный, грея души человечностью ее этики, освещая мудростью пути молодых, пусть живет предание предков наших, не гаснет, а разгорается очаг.

Нет ничего дороже родной земли, родного языка, родного дома, родителей и всего того, что дорого им и народу. Хранить, любить свои традиции, свой язык должны только мы. и только мы можем возродить великую нравственную культуру жизни на земле наших предков, любить родную землю и природу.

С мольбой к Богу обращается талантливый поэт Хабас Бештоков, пишущий только на родном языке. Вдумаемся в глубину этих строк:

ТхьэлъэIу

Ди Тхьэ къэхъумэ ди губгъуэр,

Дэ дызэрапIыкIар.

Ноби дызыщыгугъур.

Дм тхыдэр зи нэгу щIэкIар.

Ди Тхьэ, къэхъумэ Iуащхьэ, Щхьэлажьэу хэплъэжыр блэкIам. (Зсплъэнти къэпIсйтей бгъащхъуэу. БлэкIам лъэтэжынт ар, лъэкIам).

Ди Тхьэ, тхуэхъумэ Iуащхьэри,

Вагъуэри хуэхъумэ псэм.

Мыващхъуэри. пцIащхъуэри. бгъащхъузри

Дэгъэбзэрабзэ бзэм.

Бзэм къимытIасэ тхьэлъэIури

Ди Тхьэ, мы губгъуэм лъыгъэс.

Ди Тхьэ, мы ди хэку тIэкIуми

Iэ хуабэкIэ уэ къылъэIэс (50).

Примечания

1 Керашев Т. Одинокий всадник. Майкоп, 1984. С. 30.

2 Там же. С. 30.

3 Кешев А. Характер адыгских песен // Избранные произведения адыгских просветителей Нальчик: Эльбрус, 1980. С. 124.

4 Адыгские пословицы. Нальчик: Эльбрус, 1994. - 305 с.

5 Там же.

6 Хан-Гирей. Черкесские предания. Нальчик, 1989. С. 107.

7 Лермонтов М. Ю. Измаил-Бей // Кавказские поэмы. М., 1983. С. 31.

8 Там же.

9 Там же.

10 Там же.

11 Хан-Гирей. Черкесские предания. Нальчик, 1989. С. 107.

12 Лермонтов М. Ю. Измаил-Бей. С. 69.

13 Цит. по: Хапсироков X. Черкесы на рубеже эпох // Жизнь национальностей, 1999. № 1-2. С. 70

14 Пушкин А. С. Избранное. Ставрополь, 1997. С. 139.

15 Кешев А.-Г. Чучело. Нальчик, 1988. С. 93-125.

16 Керашев Т. М. Избранные произведения в 3 т. Майкоп, 1982. С. 70.

17 Керашев Т. М. Дорога к счастью. Майкоп, 1947. С. 135.

18 Керашев Т. М. Избранные произведения в 3-х т. Майкоп, 1982. С. 167.

19 Там же. Т. 1.С. 317.

20 Налоев А. Всадники рассвета. Нальчик, 1981. С. 52, 109.

21 Coкvpoв М. От новеллы к роману: Вместо предисловия // Налоев А. Всадники рассвета. С. 364.

22 Налоев А. Всадники рассвета. Нальчик, 1981. С. 25.

23 Там же. С. 156.

24 Хан-Гирей. Черкесские предания. Нальчик, 1989. С. 107.

25 Каламбий. Записки черкеса. Нальчик, 1988. С. 79.

26 Хъэ - С. Си хъуреягъкIэ: Тхыгъэ КIэщIхэр. Нальчик: Эльбрус, 1990. С. 58.

27 Бицуев А. Избранное: Стихи, баллады, поэмы. Нальчик: Эльбрус,

1991. С. 6.

28 Хахов С. Длинный день: Повести и рассказы. Нальчик: Эльбрус.

1992. С. 7.

29 Каламбий. Записки черкеса. Нальчик, 1988. С. 93-125.

30 Сабийгъуэ / Зыхэзылъхьахэр Багъ Н. А., Щомахуэ Хь. Хь. Нальчик: Эльбрус, 1992. 160 и.

31 Напоев 3. Сабий щэнгъасэ - Япэ тхылъ. Налшык.: Эль-Фа, 1998. - 415 н. 32 Жилетежев С. X. Калина: Стихи, поэма для детей. Нальчик: Эльбрус, 1990.- 104с.

33 Там же. С. 39.

34 Жылэтеж С. Толъкъун гъыбзэ. Нальчик: Эльбрус, 1993. С. 133.

35 Там же. С. 139.

36 Шогенцукова Н. Роман-предупреждение // Зов культуры. Нальчик, 1999. № 2. С. 4.

37 Емкужев М. Всемирный потоп. Нальчик, 1994.

38 Шинкуба Б. Последний из ушедших. М.: Советский писатель, 1988. С. 35.

39 Кандур М. И. Кавказ. Историческая трилогия в 3 т. / Перевод В. А. Чены-шенко. М.: Каидиналь, 1994. - 981 с.

40 Там же. С. 50.

41 Там же. С. 76.

42 Там же. С. 46.

43 Там же. С. 38.

44 Там же. С. 759.

45 Культура адыгов / Сост. X. К. Казанов. Нальчик, 1993. С. 131.

46 Герни О. Р. Хетты. М., 1987. С. 4.

47 Кандур М. И. Кавказ. М., 1994. С. 15.

48 Бгажноков Б. X. Черкесы, кто они, откуда и куда идут //Дубровин Н. Черкесы (адыге). Нальчик, 1991. С. 408.

49 Кагермазов Б. Лескенская лира. Стихи и поэмы / Перевод стихотворения Б. Шинкубы «Огонь очага». Нальчик: Эльбрус. С. 103.

50 Бештоков X. Стихи и поэмы. Нальчик: Эльбрус, 1998. С. 10.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Адыгство состоит из многих важных для этой системы этики аспектов. Невозможно из этой многосторонней и сложной структуры выявить главное, так как она состоит из взаимозависящих категорий нравственности.

Все же в заключении я хочу еще раз остановиться на взаимном уважении, которое в требованиях адыгства играет, пожалуй, первостепенную роль.

Уважение в адыгстве разветвлено на все общество и доходит до каждого человека: младшего и старшего, мужчины и женщины. Явилось пророческим народное выражение об этом: «Намыс здашымыIэм насып щыIэкъым (Где нет уважительных отношений -намыс, там нет счастья). Аналогичный смысл у пословицы «ЗаижитIыр мэунэхъури зэхэзэхуэр мэунэ» (Согласие венчается добром, разногласие - крахом).

Наше поколение стало свидетелем того, как по мере разрушения законов, выработанных народной мудростью, в обществе нарастают социально-нравственные проблемы.

Рост бескультурья в советское время был завуалирован антикультурой - достаточно вспомнить пионера, предавшего родного отца во имя идей, которые, по сути, эфемерны. Таких идей нет, потому что есть вечные ценности. По большому счету такое воспитание - варварская аномалия.

Теперь мы в ужасе говорим об отдельно взятых экономических, социальных, экологических проблемах. Забывая, что истоки всех вместе взятых проблем лежат в сфере нравственной. Народная мудрость позволяла видеть жизнь как нечто неизмеримо большее, чем короткий отрезок времени. Адыгская этика тому подтверждение. Творя не согласованные с совестью поступки, человек перестал думать об ответственности. Адыгская пословица предостерегает: «1ей пщIауэ, фIы ущымыгугь» (Совершив зло, не рассчитывай на доброе).

Следствием отступления от вековой мудрости и нравственности предков являются все проблемы, которыми изобилует наше время.

Почтительно относясь к памяти предков, наш народ выверял все возможные пути к этически осмысленным человечным поступкам. В

первой половине XIX века Л. Я. Люлье в историко-этнографических статьях о Черкесии писал: «В массе большинства всегда можно было замечать постоянное стремление к порядку. Без всякого сомнения, основною причиною того и другого было господство старинных обычаев. Переходя из уст в уста, будучи при каждом случае приводимы к слову, применяемы к делу и обращаясь, таким образом, в кровь и сок своего населения, которое есть свидетель и судья поступков каждой отдельной личности, эти обычаи становятся могущественнее всяких законов».

Старец в представлениях адыгов - мудрец, произросший из глубин народной этики. Авторитет его безоговорочен. К этому человек идет незаметно каждый день. Каждым своим поступком подтверждая морально-этическую состоятельность перед всеми.

О родовых связях вышеназванный автор пишет: «Всякая община, составная часть племени, представляет семью в большом виде и называется по имени своего родоначальника. Члены этой семьи-общины считают друг друга такими близкими родственниками, что не допускают между собою брачного родства, и сочли бы такой брак просто кровосмешением. Такая большая семья ведет свои дела сообща. Все члены ее оказывают друг другу при всяком затруднительном обстоятельстве нужную защиту и помогают все вместе каждому отдельно. Всякое оскорбление и ущерб, нанесенные одному из его членов, считаются посягательством на благосостояние всей общины, и в свою очередь, каждый член этой общины подлежит ответственности за свое поведение перед всею общиною. Раз лишившись защиты и покровительства общины, горец не может уже иметь никаких ручательств за свою личную безопасность и жизнь».

Народ, тщательно берегущий память предков до семи и более поколений, знает свои истоки. Тот или иной род может легко проследить, что его истоки идут буквально от нескольких братьев, то есть от одной семьи. Отсюда чувство всеобщего братства и отношение адыгов к святости родства, ответственность, понятие долга перед близкими. Растущий в такой среде ответственных взаимоотношений молодой человек чувствует заботу каждого, и естественно, его сознание зреет, с чувством ответственности принимая на себя хранение и приумножение ценностей, которые объединяют его род, его народ и создают всеобщее благополучие. При этом единении создается организм, в котором найдут свое место только здоровые силы.

Здесь каждый пользуется уважением. Старшие уважают младших. Младшие почтительно относятся к старшим. Уронив это уважение, которое необходимо для всего народа, человек лишается всего. И родины, и рода, и родни, и даже матери. И наоборот, в этой сплоченной нравственными ценностями структуре человек защищен, и за его безопасность горой встанут все.

Дж. Лонгворт указывает на другую сторону уважительных отношений в адыгском обществе: «Однако эта смиренность, как вскоре я обнаружил, сочеталась и основывалась, как у всех наций, склонных к церемонии, на уважении к самому себе. Когда другим тщательно отмеряется та степень уважения, которую требуют и для себя». О том же говорит поступок народного мудреца Ж. Казаноко: «Однажды Казаноко сидел под тополем у ручейка с крестьянином. В это время мимо проходили две девушки. Увидев их, Казаноко прервал разговор и, приподнявшись, слегка поклонился им.

Что ты делаешь, старец! - воскликнул удивленный собеседник. -У них молоко на губах не высохло.

Это я своей чести поклонился, - ответил Жабаги».

В чем высший смысл этой цепи взаимоуважительных отношений, защиты авторитета каждого? Наверное, на этот вопрос лучше всего ответит пословица: «Намысым насып къыдокIуэ» (За намысом следует счастье).

Множеством подобных примеров народ защищает добрые отношения между людьми, делая жизнь каждого спокойней и счастливей.

Человечность адыгской этики подчеркивает убеждение адыгов: «Псэ зыхэту хъуам гущIэгъу хуэщIын хуейщ» (Необходимо бережно относиться ко всем, у кого есть душа).

Адыгская этика выявляется в поступках. Вот еще один пример из жизни. Когда стариков спросили, почему они вставанием приветствовали молодого человека, они ответили: «А как же иначе? Он ведь человек, создание Божье». Это еще одна из сторон взаимного уважения. Оказывая почести другим, адыги требуют того же в отношении себя: «ПщIэ пщIэм уи щхьэщ зыхуэпщIыжыр» (Уважая других, заслуживаешь уважение сам).

В современном обществе, в стране, где много лет бесчинствовал «атеистический вандализм», происходят шокирующие, страшные по своей сути аномалии в человеческих отношениях. Бездомные, которых, посмеиваясь, называют бомжами, наркоманы, проститутки -ныне привычные явления. Подумать о каждом человеке, о молодежи, о детях, о будущем словно бы и некому. Отсутствует всеобщая ответственность за будущее нации, как было принято у адыгов. Воспитанием занимался весь народ.

Каждое поколение должно относиться к своему существованию ответственно и нравственно. Нашему поколению пора отказаться от фальши, лицемерия, заблуждений и заложить основу будущего процветания своих народов на основе опыта предков, опыта интернационализма. В этом опыте главенствует мирное и уважительное, ответственное отношение народов друг к другу.

Жизнь каждого человека дана Богом, прервать ее никто не имеет права, кроме Бога. Амбиции и зло порождены злом, и ответственность за все поступки неизбежна. Поэтому мудрые люди повторяют -невозможно повернуть общество к лучшему, изменить социально-экономические проблемы, тревожащие всех, не изменив меру своей ответственности за жизнь на земле - перед Богом.

Творя не согласованные с совестью поступки, человек перестал думать о последствиях. Поэтому будет спасением, если каждый народ, обратясь к своим истокам, приложит усилия к выправлению ситуации.

ОГЛАВЛЕНИЕ

От издательства. О том, что нам дорого

ВВЕДЕНИЕ

Глава 1. АДЫГСКАЯ ЭТИКА-СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНО -НРАВСТВЕННЫЙ ОПЫТ НАРОДА

1.1. Трансформация традиций в контексте соблюдения этики

и передачи опыта старших младшим

1.2. Семейно-родовые общественные воспитательные праздники адыгов

1.3. Отдельные обязательные требования адыгской этики

1.4 Аталычество. Особенности воспитания мальчиков

1.5 Особенности воспитания девочек. Роль женщины в адыгском обществе

1.6. Ислам - неотъемлемая часть духовной жизни адыгов

1.7. О трудолюбии народа и передаче опыта подрастающему поколению

Глава 2. СОВРЕМЕННЫЕ РЕАЛИИ АДЫГСКОЙ ЖИЗНИ

И ПРОБЛЕМЫ ВОСПИТАНИЯ В ПРЕЕМСТВЕННОСТИ ПОКОЛЕНИЙ

2.1. Необходимость осознания проблем сохраненияэтических национальных особенностей и народной мудрости

2.2. О задачах библиотек, Домов культуры и других культурно-воспитательных центров республики по воспитаниюдетей в контексте требований адыгской этики

2.3 Воспитание патриотизма и любви

2.4. Воспитание любви к природе

Глава 3. АДЫГСКАЯ ЭТИКА В ПРОИЗВЕДЕНИЯХХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

3.1.Воспитание через устное народное творчество

3.2. Краеведение как воспитательный фактор

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Научно-популярное издание

Альборова Лидия Исмаиловна

АДЫГСКАЯ ЭТИКА И ПЕРВИЧНАЯ

СОЦИАЛИЗАЦИЯ В ТРАДИЦИОННОЙ СИСТЕМЕ

ВОСПИТАНИЯ

Заведующий редакцией В. Н. Котляров

Художник Ж. А. Шогенова

Корректор Л. Т. Юркова

Pages:     | 1 | 2 ||



Похожие работы:

«1)Решением муниципального Собрания ВМО Рязанское в городе Москве на 2012 год и плановый период 2013-2014 гг" был принят бюджет с общим объемом:доходов местного бюджета в сумме 56584,1 тыс.рублей,расходов местного...»

«Таджикистан страна туризма Таджикистанудивительный край. Таджикистан является жемчугом Средней Азии. Таджикистан известен во всем мире как родина древних цивилизаций оставивший в наследие нам богатую культуру. Таджикский народ благодаря своим...»

«Методические рекомендации "ВОСПИТАНИЕ КУЛЬТУРЫ ЗДОРОВЬЯ У УЧАЩИХСЯ"ВОСПИТАНИЕ КУЛЬТУРЫ ЗДОРОВЬЯ У УЧАСТНИКОВ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО ПРОЦЕССА РАЗДЕЛ 1. РАЗРАБОТКА СИСТЕМЫ АДРЕСНЫХ МЕРОПРИЯТИЙПО ВОСПИТАНИЮ КУЛЬТУРЫ ЗДОРОВЬЯ В настоящее время существу...»

«Конспект физкультурного мероприятия ко дню открытых дверей "Радужная семья" Тема встречи: "Подвижные игры и игровые упражнения для укрепления доверия между родителями и детьми".Подготовила и провела: воспитатель по физической культуре Безбородова Е.А. Апрель 2016 "Радужная семья"...»

«Викторина про берёзу. Берёза во все времена — это олицетворение красоты, целомудрия, чистоты. Берёза – самое "русское" дерево. Стройная и изящная, гибкая и аристократичная, берёза воспета поэтами.Викторина состоит из двадцати вопросов с...»

«Начало формы Конец формы Газета "Культура" Полуостров сокровищ 04.02.2015 Екатерина ПОГОНЦЕВА, Ростов-на-Дону Сотрудники Южного научного центра РАН — в предвкушении лета. После ряда неуд...»

«Конспект НОД "Посадка лука" в младшей группе Бережная Юлия Александровна, воспитатель МАДОУ "Детский сад комбинированного вида №11 г. Алексеевка Белгородской области" Цель: организовать совместный т...»

«Тема урока: "Алгоритмы. Исполнители алгоритмов"Цель урока: формирования знаний организация работы по усвоению понятий, научных фактов, предусмотренных учебной программой формирование ком...»

«Дисциплина: Русский язык и культура речи. Преподаватель: Кузнецова И.Ю. Группа: _ИС-16 Дата: "_" 201 г. План урока I Тема программы (раздела): Раздел № 2 Лексика и фразеология. II Тема урока: Лексико-фразеологическая норма и ее в...»

«Овощеводство Алексеев, Ю. Новинки сезона от Семко [Текст] / Ю. Алексеев // Картофель и овощи. 2012. № 7. С. 32. Автор рассказывает о новых сортах и гибридах овощей от фирмы Семко. Епифанцев, В. В. Адапт...»

«Чумаченко Тетяна Сергіївна, аспірантка Національної музичної академії імені П. І. Чайковського Особливості синкретизму первісного мистецтва Світ кожної людини це світ цінностей, які виступають орієнтирами її життя. Однією з основних цінностей які визначають жит...»

«Проект № Название организации/заявителя: Липецкая областная организация общероссийской общественной организации инвалидов "Всероссийского ордена Трудового Красного Знамени Общества слепых". Долгоруковский филиал I блок визитная карточка проектаНазвание: "Творчество против...»

«Утверждаю директор БГУНБ Н. П. Рожкова "_" _2014 г.АНТИКОРРУПЦИОННАЯ ПОЛИТИКАГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ КУЛЬТУРЫ "БЕЛГОРОДСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ УНИВЕРСАЛЬНАЯ НАУЧНАЯ БИБ...»

«Сценарий проведения конкурса "Живая классика" в школе.ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ КОНКУРСА: Пропаганда произведений русской классической и современной отечественной прозы. Выявление, поддержка и стимулирование талантливых исполнителей, владеющих жанром художественного слова; Знакомство с ли...»

«-527685-45085Департамент физической культуры и спорта города МосквыРОО "МОСКОВСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ АЙКИДО-АЙКИКАЙ" 117296, г.Москва, ул. Молодёжная, д.6. Тел. +7-926-011-01-62 "УТВЕРЖДАЮ" Первый заместитель руководителя Департамент...»

«Организация и проведение школьного этапа всероссийской олимпиады школьников по предмету "Физическая культура" в Невском районе Санкт-Петербурга в 2017-2018 году1.Нормативные документы Регламентирующие документы всероссийского уровня Порядок проведения Всероссийской олимпиады школьников (Приказ Минобрнауки с изменениями на 17.03...»

«Министерство культуры Ростовской области Областной дом народного творчества Методические рекомендации "Особенности организации досуга людей с ограниченными возможностями здоровья" для специалистов культурно-досуговых учреждений Ростовской области г. Ростов...»

«Любви все возрасты покорны. Диспут (сценарий) /Сост. Л.Д. Якубинская / Полтавская центральная библиотека КУ "Центр культуры и искусства Полтавского муниципального района". – р.п. Полтавка, Омская область, 2012. КУ "Центр культуры и искусства Полтавского муниципального района" Полтавская центральная библ...»

«Классный час Наурыз – праздник равноденствия. Классный час: Наурыз – праздник равноденствия.  Цель мероприятия: ·        познакомить и закрепить у детей знания о прекрасных казахских народных традициях, обычаях, обрядах; ·        привить чувство...»

«Відділ освіти Ямпільської районної державної адміністрації Районний методичний кабінет ЯМПІЛЬ – 2014 ЗМІСТ Навчання основам здоров’я в 2014-2015 навчальному році. 3 Перелік навчальних програм, підручників...»

«АДМИНИСТРАЦИЯ СЕЛЬСКОГО ПОСЕЛЕНИЯ "УРДА-АГА"ПОСТАНОВЛЕНИЕ 04 апреля 2016 г № 22 с.Урда-АгаОб утверждении Положения о порядке сдачи в разовую аренду помещений МУК "Урда-Агинский КДЦ" В соответствии с Положением о порядке владения, польз...»

«Ставропольская государственная краевая универсальная научная библиотека им. М. Ю. Лермонтова Библиотека – центр сохранения национальной культуры (из опыта работы библиотек края) Ставрополь 2010 Составитель Н. И. Дзюба, заведу...»







 
2017 www.li.i-docx.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.